Пожиратель дельфинов

396   7 декабря 1990 года бригада рыбаков, вышедших проверить сети, заброшенные в прибрежных крымских водах, столкнулась со странной загадкой. Сети оказались оборванными. Когда подошли к оборванному краю, то обнаружили запутавшегося дельфина черноморскую афалину. Подтянув дельфина к носу мотофелюги, рыбаки обнаружили, что его живот выкушен одним укусом. Ширина укуса по дуге была около метра.

По краю дуги на коже дельфина четко виднелись следы зубов. Размер следа около 4 сантиметров. Расстояние между следами зубов около 1,5 2 сантиметров. Всего по дуге было 16 следов.

Осмотр дельфина продолжался не более трех минут. Вид животного и текущая кровь вызвали сильнейшую панику среди рыбаков. Один из них обрезал сетку, дельфин упал в море, а рыбаки на полной скорости ушли из этого района.

Ранней весной 1991 года рыбаки привезли в Карадагский заповедник другого дельфина с аналогичными следами зубов на теле. Вытащили его из сети, которая была установлена приблизительно в том же месте, где нашли предыдущего искусанного дельфина.

Полтора года спустя практически нос к носу столкнулся с черноморским монстром работник Феодосийского горсовета В. Бельский. Случилось это 12 августа 1992 года. В тот день Бельский купался в море. Вынырнув, он огляделся и, к ужасу своему, увидел неподалеку огромную змеиную голову размером до полуметра. Пловец изо всех сил рванулся к берегу и, выскочив на землю, спрятался за камнями. Через мгновение на том месте, где он находился ранее, появилась голова чудовища. Бельский видел ее отчетливо, даже разглядел кожу и роговые пластинки серого цвета на голове и шее.

В конце девяностых годов в Черном море во время погружения подводной лаборатории Бентос-300 на глубине примерно 100 метров один из гидронавтов заметил, как по правому борту мелькнула длинная тень. Какое-то существо, лениво извиваясь, подплыло к иллюминатору. Казалось, оно внимательно рассматривало своими выпученными глазами человека. Никто из гидронавтов прежде такого не видел. Существо напоминало огромного змея серебристого цвета. Люди схватились за фотоаппараты. Но заснять на пленку существо не успели: оно стремительно ушло на глубину.

Практически все столкновения с морским змеем происходили и происходят, как утверждают специалисты, долгое время занимающиеся проблемой существования в Черном море реликтового существа, на трех участках побережья: Аю-Даг (Медведь-гора) Малый маяк, Новый Свет – Судак и Коктебель Феодосия.

Под Феодосией несколько лет тому назад произошла последняя встреча со змеем, рассказывает местный краевед Александр Терехин. – «Некоторые пещеры проверяли турецкие аквалангисты, и нырять безоружными они опасались. Двое аквалангистов, муж и жена, спустились с яхты на глубину более 30 метров. Через несколько минут после достижения глубины с нарушением всех правил подъема всплывает муж. С диким криком забирается на борт, расталкивает друзей и падает от декомпрессии на палубу. Женщина не всплыла. Все ее поиски окончились впустую».

А мужчину успели привезти в больницу и откачать. Но от декомпрессии и пережитого стресса он сошел с ума и лежит сейчас в психиатрической лечебнице. Говорят, что боится темноты и постоянно бредит каким-то чудовищем. Встречаться с ним не разрешают даже родственникам.

Смерть аквалангистки, которую приписывают в Феодосии морскому змею, не единственная. Несколько лет назад на восточном берегу мыса Киик-Атлама прямо у кромки моря нашли крепкого молодого человека в плавках и маске, мастера спорта по плаванию, умершего от разрыва сердца.

Змей не может плавать очень быстро, поэтому на дельфинов и другую рыбу он, скорее всего, охотится из засады и подолгу лежит на одном месте. От берега больше чем на шесть-семь миль он тоже не отплывает и должен где-то иметь нечто вроде постоянного места жительства, рассуждает Терехин. – «Лучшее для него место Карадаг. Там подводные пещеры».

У местного жителя Александра Параскевиди хранится зуб чудовища. Гнилой, красно-коричневого цвета, длиной в шесть сантиметров. По мнению турецкого ихтиолога Арифа Харима, проводившего анализ зуба, он не принадлежит ни одной известной рыбе.

Я подобрал его пару лет назад в камнях, рядом с поселком Малый Маяк. Он торчал в небольшой деревяшке, выброшенной морем на берег, говорит Александр Георгиевич. Может быть, он остался еще с конца 30-х годов, когда чудовище напало там на одного рыбака-татарина. Мой отец рассказывал, как подоспевшие на крик о помощи товарищи спасли татарина. Его тогда парализовало, и он умер через месяц.

Многие океанологи относятся к рассказам и свидетельствам очевидцев о морском драконе крайне скептически, аргументируя это тем, что Черному морю всего семь тысяч лет. Поэтому появиться в нем древним ящерам просто неоткуда.

Но раньше считалось, что и недавно открытых организмов на дне морском быть не может, говорит по этому поводу кандидат геолого-минералогических наук, сотрудник Морского гидрофизического института Елена Совга. Однако выяснилось, что сероводород, которым заражено Черное море, загадочная, малоизученная среда с немалым жизненным потенциалом. Поэтому можно предположить, что в сероводородной среде произошли какие-то мутации, в результате которых в Черном море и возникли неизвестные нам формы жизни

НАВЕРХ     ГЛАВНАЯ