Затонувшие суда у Евпатории

Ообшивочное клеймо NK & Co LIVERPOOL

Из воспоминаний русских  участников  блокады города Евпатории можно получить более подробные сведения . Так   из стоящих на Евпаторийском рейде судов, во время бури выброшено было на берег от кургана Кара-Тебе-Оба  (  район  ж.д. станций «Платформа техникум» и «Прибрежное» до д. Аирчи ( село Витино ) 17 судов: из них линейных кораблей 2 (французский 100 пушечный «Генрих IV» и турецкий 90 пушечный «Пеики-Мессерет»), паровых корветов  в 300 сил 2 ( в числе их французский «Плутон»), паровая винтовая шхуна в 100 сил одна, казённый транспорт  № 33 один, купеческих судов больших  4 и малых 5, причем 5 из них британские.
Десять из показанных судов претерпели крушения у мыса Кара-Тебе, на  западном берегу Крыма  ( район Нового пляжа и пересыпи ).

Более подробно, из письменных источников, мы можем проследить судьбу нескольких из них:

Французский линейный корабль  «Генрих IV» (Henri IV)  100 пушек, выбросился на берег и погиб вместе с командой,  17 членов экипажа были спасены.  Позже с него были сняты вещи и часть такелажа, но было оставлено несколько орудий большого калибра, из прежнего его вооружения. Таким образом он превратился в укрепление на расстоянии 40 сажень от берега и защищал подступы к городу со стороны п. Саки.

Французский паровой корвет в 300 сил «Плутон» (The Fultan) выброшен на берег и разбит в щепки, экипаж частично спасен. С него так же были сняты по возможности вещи и часть такелажа.

Турецкий  линейный корабль  «Пеики-Мессерет»  (Peiri Messeret)    90 пушечный, двухпалубный, пошел ко дну со всем  что было на его борту.

В полночь турецкий адмиральский корабль, дрейфуемый с четырех якорей, принимает геройские меры: рубит свои мачты, сбрасывает их в море и тем спасается от гибели .

Еще один турецкий корабль (имя неизвестно) получив сильные повреждения  был выброшен на берег близ Евпатории и лишился мачт, но не потерпел крушения.

Английское,  ее величества судно Cyclops едва избежало полного разрушения.

Следует отметить что особенностью евпаторийского песчаного берега  является его мягкость и рыхлость и полное отсутствие камней. Поэтому многие суда просто выбрасывало на мелководье, и они застревали в песке. Такое судно возможно было впоследствии стянуть с мели и отремонтировать. Только те суда что были опрокинуты на борт или перевернуты разламывались волнами.   В дальнейшем к разбитым кораблям и к тем что не удавалось снять с мели были построены временные мосты с которых велась их разгрузка и спасение имущества которое еще можно было использовать в дальнейшем.
Корабли, которые выбросило на берег в непосредственной близости от Евпатории были в определенной степени защищены ее орудиями и гарнизоном.  Ведь к западу от них находился город  а с севера их защищало Гнилое озеро  (Сасык) .  А вот те суда, которые шторм унес довольно далеко были в опасности. . .

Во время бури генерал–лейтенант Корф предпринял рекогносцировку Евпатории, пользуясь тем, что сильный ветер заставил неприятельские суда отойти от берега, а также предполагая, что внимание гарнизона было обращено по преимуществу на падание помощи погибавшим судам. С этою целью генерал Корф назначил 22 эскадрон улан, три сотни казаков и 16 орудий.
Войска эти расположились следующим порядком: в середине артиллерия, правее её шесть эскадронов уланского его высочества эрцгерцога Австрийского Леопольда полка  подивизионно, уступами слева, а левее артиллерии шесть эскадронов Новомиргородского уланского полка подивизионно, уступами справа. Четыре эскадрона уланского Ея Императорского Высочества Великой Княгини Екатерины Михайловны полка, построенные подивизионно, уступами слева, примыкали левым флангом к Гнилому озеру (Сасык). Два эскадрона Новоархангельского уланского полка были расположены между морем и с. Отар – Байнак  (Уютное), а четыре эскадрона того же полка впереди и влево этой деревни.

Первое судно было замечено в районе д. Аирчи (село Витино).
Заметив 3 (5) ноября, что  почти у самого берега опрокинуло на бок волнами одно большое купеческое судно, на котором   находилось до 60-ти человек, командир второго дивизиона уланского Ея Императорскаго Высочества Великой Княгини Екатерины Михайловны полка, майор Жолынский, взял нескольких казаков и взвод улан, и отправился к этому судну, чтобы оказать, по возможности, помощь погибающим. Но как только команда наша стала приближаться, по ней был открыт огонь  из нескольких орудий и майор Жолынский был сильно контужен в голову гранатою. Команда же, которая в это время была рассыпана, немедленно отступила из-под выстрелов.
Второе судно  Верстах в четырех южнее первого судна была усмотрена севшая на мель итальянская купеческая шхуна с товарами и 12-ю членами экипажа.  Капитан шхуны, его жена и 10 матросов без сопротивления отдались в руки нашим уланам и казакам, которыми они были спасены с большими затруднениями.
Третье неприятельское судно село на мель в верстах в трех южнее д. Конрата (Молочное), не далее 70 саженей  от берега. Командир уланского его императорского высочества эрц-герцога Австрийского Леопольда полка, генерал-майор Терпилевский, получив об этом донесение, взял находившийся в с. Айсабай  взвод конно-легкой № 19-го батареи и, под прикрытием взвода своего полка, немедленно прибыл к берегу. Оказалось, что это было купеческое судно с товарами, но без экипажа, который вероятно прежде успел спастись. Двукратная попытка наших улан овладеть грузом не имела успеха. Сильное волнение не давало возможности достигнуть судна, ни верховым, ни пешим, и сбивало с ног людей и лошадей.
Так как уже не оставалось никакой надежды спасти груз, то решено было уничтожить судно гранатами. Взвод конно-легкой № 19-го батареи открыл огонь и, после нескольких выстрелов, судно загорелось и горело с утра до поздней ночи.
Четвертое судно было обнаружено того же числа утром 3 (5) ноября. Командир Новоархангельского уланского полка, полковник Рославлев, получил донесение, что в полуверсте  восточнее д. Аирчи (Витино) прибило на 200 сажень к берегу большое транспортное судно. Полковник Рославлев направил в указанное место взводы конно-легкой № 19-го батареи, расположенной в с. Айсабай, конно-легкой № 20-го батареи, бывшей на аванпостах впереди аула Джайлав, и взвод улан своего полка, бывший в главном карауле; взвод конно-легкой № 19-го батареи, по окончании дела с судном погибшим у д. Конрата ( Молочное ) , прибыл по назначению в час пополудни. Судно было под английским флагом и с пассажирами. По прибытии артиллерии, с нашей стороны был поднят белый флаг. По этому флагу на судне был опущен английский флаг и поднят также белый; но шлюпки, бывшие до того времени на воде, были подняты к борту.
Тогда было пущено из наших орудий два выстрела мимо борта. Так как в течении получаса на наш сигнал не было дано ответа, то было пущено вновь два выстрела, из которых один попал в корпус судна. После этих последних выстрелов шлюпки были спущены, и экипаж, состоявший из капитана, двух его помощников и 28-ми английских матросов, вместе с 7-ю турецкими  кавалеристами, вышел на берег.
Капитан судна показал, что это был английский купеческий фрегат «Culloden», в 726 тонн, с 4-мя пушками, нанятый английским правительством для перевозки войск и военных припасов. Фрегат был на якоре на расстоянии от берега около 500 (10668 м.) саженей. Кроме того, Капитан объявил, что на судне находится более 700 пудов пороху, до 30-ти тысяч ядер, 32 арабских лошади, назначенных для штаба турецких войск в Крыму, и годовая пропорция провизии для корабля, а также, что там осталось еще 25 человек турецких кавалеристов; на требование перевести сих последних на берег, Капитан решительно отказался, ссылаясь на волнение и говоря, что для спасения турок он не решиться рисковать жизнью своих матросов.
В отправке пленных и их вещей прошло около часа времени, а между тем было замечено, что на наши выстрелы большой неприятельский пароход понесся на всех парах по направлению к «Culloden»; поэтому, чтобы не дать возможности неприятелю увести с собою это судно, командир 2-й бригады, свиты Его Величества генерал-майор князь Радзивил, приказал потопить судно выстрелами бывших на берегу 4-х орудий нашей конной артиллерии. Канонада продолжалась около часу и, несмотря на дальность расстояния, артиллерия наша три раза зажигала «Culloden», но сильным прибоем волн пожар был прекращаем; наконец, когда подводная часть судна была значительно повреждена, судно село на мель. После этого, в 5 часов вечера, войска разошлись по своим местам.
На другой день генерал-лейтенант Корф, взял 6 единорогов конно-легких № 19-го и 20-го батарей, под прикрытием взвода от Новомиргородского уланского полка и взвода охотников из казаков Донскаго № 61-го (Жирова) полка, умевших хорошо плавать и управлять веслами, отправился к потопленному фрегату для спасения оставшихся на нём турок. Несмотря на чрезвычайную силу волн, казаки неустрашимо сели на две шлюпки, прибывших накануне с фрегата, и с большими затруднениями достигли судна и перевезли оставшихся там 25 человек турок, из которых один, во время бывшей накануне канонады, был ранен осколком гранаты в ногу. Находившихся на судне запасов не было возможности перевезти на берег, потому что они находились уже под водою. Транспорт этот 5 (7) ноября, был сожжен казаками. в версте  южнее д. Аирчи ( Витино ).

Как мы видим из вышесказанного , корабли , если терпели крушение возле Евпатории  , были либо спасены, либо по возможности спасен их груз. Корабли же которые относило подальше от  города, а также их груз уничтожались нашими разъездами.

Также в письменных источниках указывается , что вскоре после этих событий  на косе (пересыпи) озера Кызыл Яр  был построен редут и вооружен 4-мя орудиями.

А теперь я расскажу непосредственно об обнаружении и местонахождении  кораблей вблизи  Евпатории и предметах там найденных. Возможно эти вещи помогут идентифицировать то или иное судно. Повторюсь. Данные представленные здесь собраны не профессионалами. Они фиксировались во время ловли крабов, рапанов и мидий, а также прогулок по берегу моря после сильных штормов. Все находки имеют случайный характер, и можно только догадываться что находится там… глубоко в песке.  Все корабли находятся на удалении 50 – 150 метров от берега, на глубине от 3 до 8 метров. Останки кораблей почти полностью ушли в песок. И только изредка, раз в несколько лет, меняющийся рельеф  морского  дна обнажает их достаточно сильно.

Первое судно лежит в районе  «Конского пляжа» . Кормой на восток, носом на запад. Материал судна: дуб, сосна. Балласт состоит из гальки. Деревянный набор судна крепился  с помощью железных гвоздей. Остатки бронзовой обшивки встречаются фрагментарно. Клейм на обшивке не обнаружено. Были найдены ядра и картечь, а также  чугунная бомба. Видимо это одно из купеческих суден.
Второе судно находится не далеко от первого, к востоку от него. Крепеж – квадратно литые бронзовые гвозди. Листы бронзовой обшивки имеют клеймо: MUNTES PATENT  6 22 6.    Из материала преобладает дуб. Один из листов обшивки имел клеймо  VIVIANS & SONS . LONDON.  Судно лежит кормой к берегу, носом в море.

Третье судно находится в районе бывшей нефтебазы.
Каркас – дуб, сосна. Бронзовые костыли, медные гвозди. Попадаются железные гвозди. Листы обшивки имеют клейма: MUNTES PATENT 6 22 6. Найдены три фрагмента фарфоровой посуды, на двух из них изображено судно с парусами и дымовой трубой. На  одном  из фрагментов  читается  надпись  PHILADELFIA, на другом… OF FRANCE STEAM NO…   Третий фрагмент имеет растительный орнамент  а снизу  видна  часть клейма:  изображен кортик и надпись LONDON BUR…    Обнаружено  скопление ядер крупного калибра. В кормовой части  находится крупный железный прямоугольный бак. Возможно это и есть один из пароходофрегатов  или  паровая винтовая шхуна.

Четвертое  судно лежит в районе летнего кафе «Лето». Материал – дуб, сосна и железные конструкции. На одном из костылей остатки клейма: MUNTES PATENT.  Попадаются квадратно литые бронзовые гвозди. Под листами обшивки обнаружены бронзовые гвозди без шляпок, что говорит о том что судно ремонтировалось и ему была заменена обшивка.
Клейма на обшивке MUNTES PATENT  15 18 15. Встречается свинцовая обшивка, вероятно от порохового погреба.

Пятое судно лежит возле моста  № 1 Нового пляжа. Каркас судна в хорошем состоянии. Материал: сосна, дуб, но была найдена балка красного дерева. Наблюдаются следы сильного пожара, попадаются  оплавленные гвозди и обшивка, оплавленные английские бутылки, все покрывает слой гари. Обнаружена  английская бронзовая пряжка 93 полка и пуговицы  № 93.   В  носовой  части  скопление  ядер. Обшивка имеет клеймо  MUNTES PATENT   6 24 6. Обнаружены железные квадратные цистерны  с крышками  стоящие в два ряда. Крышки двойные, каждая большая крышка  в центре имеет малую, предназначенную видимо для отбора проб.  На крышках встречается три вида надписей:   T & W BRUNTON  MAKERS;  EIKLER & SMITH  MAKERS LONDON;   JOSHUA HORTON BRIERLEY  HILL.  Это наименования фирм занимавшихся в то время  в  Англии производством цистерн и паровых котлов. Встречаются большие куски угля. Найдены так же  железные гвозди и костыли, свинцовая труба и фрагменты  свинцовой обшивки. Попадаются  бочки заполненные костями животных. В конгломератах  обнаружены  зерна пшеницы. Вероятно это и есть французский паровой корвет    «Плутон» (The Fultan).

В районе железнодорожного переезда на новом пляже находятся сразу два  корабля:

Шестое судно имеет в виде балласта  крупные речные камни округлой формы. Костыли как большие так и малые имеют клейма MUNTES PATENT BIRMINGHAM.  Найдены английские бутылки.  Бронзовая обшивка бортов снабжена клеймом  NK & Co  LIVERPOOL  .  Недалеко от него находится …
Седьмое судно. В верхней части его корпуса  были использованы   Г образные  железные конструкции. Найдены бронзовые костыли. Борта обшиты листами бронзы. Обнаружена свинцовая труба. В качестве балласта использовался камень гранит.

Восьмое судно находится возле бывшего причала  «Сольпрома»,  также недалеко от  предыдущих  двух.  Конструкции судна – размеры балок и костылей  поражают своими размерами. Использованы только медные гвозди и костыли. Обшивка медная.  Гвозди кованные квадратные в сечении  ,  имеют клейма «2 якоря» и остатки какой-то надписи.   В качестве балласта использованы  кирпичи. Найдены: Серебряная чарка  с  драконом. Пуговица –  10  полк  линейной  пехоты  Франции.  Бронзовая  французская этикетка от консервов  – «Сардины». Бутылка с надписью NANTES.  Две деревянные колотушки с клеймом V R .  Деревянная табличка с надписью (хранится в музее Шереметьевых).   Фрагменты свинцовой обшивка.  Железный, прямоугольной формы бак. На судне наблюдаются следы пожара. Вероятно это и есть французский линейный 100 пушечный корабль  «Генрих IV» (Henri IV).

Можно еще добавить что предположительно еще одно судно может находиться
в районе   въезда в город, где установлена бетонная  композиция: надпись Евпатория и мальчик сидящий на дельфине. Иногда после сильных штормов там тоже на берег выбрасывает доски сильно поеденные морским червем и фрагменты бронзовой обшивки бортов.

Также, в районе  «Нового пляжа», советское госпитальное судно, обстрелянное фашистами при захвате Крыма  и выбросившееся  на берег, предположительно лежит на корабле затонувшем во время Крымской войны. Там неоднократно  были найдены ядра.

НАВЕРХ     ГЛАВНАЯ