Корсары Чёрного моря

Когда речь заходит о пиратах и корсарах, наше воображение обычно рисует колоритные образы Билли Бонса, Долговязого Джона Сильвера или капитана Блада, размахивающих пистолетами и абордажными саблями где-то там, в «флибустьерском дальнем синем море». Знакомство с многочисленными публикациями по истории пиратства также способствует формированию у читателей стереотипного представления о том, что морской разбой – это явление, характерное для каких угодно регионов планеты, только не для нашего. На самом деле в черноморском регионе с древнейших времен существовал не менее мощный очаг пиратства и каперства, чем, к примеру, в Средиземном море, Вест-Индии, на Балтике или в водах Малайского архипелага.
Из сочинений античных авторов известно о пиратских «подвигах» древних греков, проникших в бассейн Черного моря в VII в. до н.э., и конкурировавших с ними фракийцев, тавров, скифов, ахейцев, зигов (черкесов) и гениохов (абхазов). В III в. н.э. весь азово-черноморский регион находился во власти пиратствовавших готских племен боранов, герулов, остготов, флотилии которых нарушили традиционные торговые связи и совершенно подорвали экономическую базу Боспорского царства.
В средние века на Черном море активно разбойничали славяне, варяги, византийцы, генуэзцы, венецианцы, пизанцы, турки и даже бургундцы. Именно в эту эпоху наряду с классическим пиратством широкое распространение получило корсарство, или каперство – разновидность торговой войны на море, осуществлявшейся частными лицами с разрешения официальных властей (такое разрешение обычно оформлялось в виде корсарского свидетельства, или каперской грамоты).
Греческий хронист Иоанн Лазаропул в «Синопсисе чудес св. Евгения» поведал историю о том, как в 1223 г. турецкий корсар из Синопа Этум-Раис (Хатум-Раис) захватил и ограбил шедшее из Херсонеса в Трапезунд судно, перевозившее в метрополию богатый груз – государственный налог с заморских провинций Великих Комнинов (по данным Мухаммада ал-Хамави, этот захват произошел в 1225 г.). Среди пленных греков оказался высокопоставленный чиновник Алексей Пактиар. Указанная пиратская акция привела к крупномасштабной греко-сельджукской войне. Корсары из Трапезунда выступили против синопского наместника сельджуков, высадились в Карусе и, атаковав оттуда Синоп, сумели вернуть захваченный корабль, пленников и все деньги. Из сообщения Лазаропула явствует, что Этум-Раис совершил также набег на Херсонес, опустошив окрестности города.
О борьбе византийцев с генуэзскими корсарами, разбойничавшими на Черном море в том же XIII в., сообщает византийский историк Никифор Григора:
«Некоторые из племени генуэзцев построили две триеры, чтобы заниматься морским разбоем, и, тайно прошедши византийский пролив [Босфор], вышли в Эвксинский Понт [Черное море], не отдав царю чести по принятому обычаю. Царь нашел нужным не оставить этот поступок без наказания.
Взяв значительное число триер и один большой корабль, он становится у замка Иера в ожидании появления пиратов, чтобы эти дерзкие и негодные люди не ускользнули невредимо В скором времени сверху понесся сильный борей, и на море показался пиратский корабль со множеством вооруженных людей, словно город, скользящий по волнам
Когда же неприятельский корабль приблизился, то и царский распустил свои паруса и начал тревожить его то с боков, то с кормы, преследуя упорно Таким образом, большую часть дня та и другая сторона крепко боролись, подвигаясь от устья пролива. Сначала перевес, казалось, был на стороне латинян (генуэзцев, В.Г.), но потом ветер встретил себе препятствие в парусах царского корабля, который непрерывно и ровно плыл вперед Вот уже один ромей (византиец, В.Г.) прыгнул внутрь неприятельского корабля, за ним другой, за другим третий и т.д., пока не овладели кораблем окончательно, после чего вывели оттуда тех из неприятелей, которые были еще живы, — одних раненными, а других связанными. Это был второй урок заботливости царя о подданных и решительности. Он привел латинян в величайший страх и заставил на долгое время отложить дерзость, бросить неуместную спесь и вести себя скромнее»
.
Во время генуэзско-венецианской войны 1294-1299 гг. корсары из Венеции попытались перерезать генуэзские торговые коммуникации на Черном и Азовском морях. В 1296 г. венецианская эскадра под командованием Дж. Соранцо напала на главную базу генуэзцев в Крыму город Кафу (совр. Феодосия). Венецианцы сожгли стоявший в гавани генуэзский флот и разрушили многие здания в самом городе. Но их попытка удержать Кафу в своих руках не удалась из-за противодействия крымского хана. После ухода венецианцев город снова стал столицей генуэзских колониальных владений в бассейне Черного моря.
В первой четверти XIV в. настоящую пиратскую войну против итальянских торговых судов вел эмир Синопа Гази Челеби. Дважды, в 1313 и 1314 гг., он нападал на Кафу и грабил генуэзские корабли. В 1323 или 1324 г. он предательски захватил несколько генуэзских галер и вырезал их экипажи около 1500 человек.
К 1340 г. синопская корсарская эскадра насчитывала уже 12 галер и судов иных типов. В это время из Генуи в Кафу прибыли 7 больших торговых галер под командованием старого морского волка Симоне ди Кварто. По инициативе кафских купцов, страдавших от пиратских действий турок, эти галеры были вооружены, а их экипажи усилены местными ополченцами. Кроме того, для проведения антипиратской экспедиции негоцианты Кафы выделили еще 13 генуэзских и венецианских судов. Снявшись с якорей, флотилия Симоне ди Кварто вышла в открытое море. В хронике того времени записано: «Встретив самого Ялаба, начальника Синопского, и не слушая его льстивых обещаний, он истребил весь флот его, а десять судов привел в Кафу, где честно раздал принадлежащее венецианцам и своим, чем приобрел великие похвалы себе и Кафе». Морское соперничество между итальянцами и турками не ослабевало и в последующие годы. Так, в 1346 г. генуэзский флот совершил неожиданный набег на Синоп и опустошил прибрежные районы эмирата.
6 августа 1350 г. войну Генуе объявил венецианский Сенат. Она началась с отправки флота из 35 галер под командованием Марко Рудзини в Эгейское, Мраморное и Черное моря. Блокировав подходы к Босфору, венецианские корабли захватывали генуэзские триеры, шедшие из Азовского моря, Кафы и Херсонеса. В начале 1352 г. венецианские корсары атаковали и сожгли генуэзские суда, стоявшие на рейде Трапезунда.
13 февраля того же года в водах Босфора разыгралось кровопролитное морское сражение между генуэзской и византийско-венецианской эскадрами. Победа досталась генуэзцам. «Эти генуэзцы хотели господствовать над всем морем, писал Никифор Григора. – И прежде всего они захватили Эвксинский Понт по причине идущей оттуда наживы, но не только византийцам повелели они отказаться от плавания к Меотиде [Азовскому морю] и Танаису [Дону], а также к Херсону и к прибрежным областям скифов по ту сторону Истра [Днестра] но и сдерживали там торговлю венецианцев, заботясь о том, чтобы, закрыв пролив Понта [Босфор] многочисленными триерами, установить в святилище Сараписа тираническую и насильственную пошлину, если бы кто-нибудь захотел войти в Эвксинский Понт или выйти из него».
В 1361 г. восстановленный корсарский флот Синопа совершил новое нападение на Кафу, причинив генуэзским купцам значительный материальный ущерб. Чтобы отомстить туркам, генуэзцы снарядили в Кафе и Пере боевые галеры и, настигнув синопскую эскадру, нанесли ей сокрушительное поражение.
В 1374 г. любопытную пиратскую экспедицию предпринял генуэзец Лючино Тариго, проживавший в Кафе. Собрав отряд авантюристов, он с одной вооруженной фустой прошел Керченским проливом в Азовское море, затем поднялся по Дону до волока, соединявшего Дон с Волгой, и стал спускаться по ней к Каспийскому морю, грабя все встречные торговые суда. Обратно отряд Тариго пробирался преимущественно степью, а не водным путем. Часть богатой добычи у итальянцев кто-то отбил, но кое-что Тариго все же умудрился привезти в Кафу. Описание этой удивительной экспедиции содержится в «Дневнике Антония», хранящейся в Публичной библиотеке Генуи.
Из генуэзских документов середины XV в. известно, что в 1437 г. в трапезундском порту Ло Вати был ограблен большой торговой корабль с рабами и ценным грузом, принадлежавшим Филиппе ди Мелоде. Патроном корабля был купец из Кафы Мервальдо Спинола. В одной из петиций читаем: «Джероламо ди Негро, посланный трапезундским императором с вооруженными галеей и наветой, неожиданно и по-пиратски напал на наву и захватил ее и самого Мервальдо Спинола со всеми товарами. Товары были разгружены, а Мервальдо Спинола брошен в карцер, корабль же его находился во власти императора или его доверенных лиц. Затем, натолкнувшись на скалу, он разбился и затонул. Узнав об этом насилии, Филиппе ди Мелоде обратился к консулу Каффы и добился от него, чтобы императору были написаны письма с требованием восстановления правосудия. Филиппе отправился в Трапезунд и представил императору эти письма, однако тот их не прочитал».
Чтобы возместить убытки от потери корабля и груза, его владельцы подали дожу и Совету старейшин Генуи петицию, в которой просили предоставить им корсарский патент для действий «против императора и его подданных на море и суше».
Весьма неординарное событие произошло в 1444 г. Через проливы Дарданеллы и Босфор в Черное море проникли корсарские корабли герцога Бургундского. Кораблями командовали Валеран Ваврэн и Джакомо Билья, общее руководство экспедицией осуществлял рыцарь Жоффруа де Туаси. В 1445 г. бургундцы совершили пиратский налет на Вати (совр. Батуми), но были разбиты; Жоффруа де Туаси стал пленником князя Гурии и был отпущен на свободу лишь по настоянию трапезундского императора Иоанна IV. Значительный урон бургундской флотилии нанесли и генуэзцы Кафы. В 1450 г. Ваврэн и Билья требовали от дожа и Совета старейшин Генуи «компенсировать ущерб, нанесенный им в Кафе во время экспедиции их флота в Черное море».
Когда в 1453 г. турки во главе с султаном Мехмедом II штурмом овладели столицей Византийской империи – Константинополем, господство генуэзцев в Черном море стало сомнительным. 11 июля 1454 г. турецкий флот в составе 56 кораблей прибыл на рейд Кафы. Десант, высаженный с галер на берег, дважды пытался овладеть городом, но, потеряв около двадцати человек, турки вынуждены были ретироваться.    В январе 1455 г. из Генуи в Кафу было отправлено два корабля с солдатами и орудием, однако в проливе Босфор они были перехвачены турками. В апреле Генуя отправила в Черное море еще два корабля с военным снаряжением и солдатами. Турецкая артиллерия, установленная на берегах Босфора, обстреляла эти корабли; один из них был потоплен, другому удалось прорваться в Кафу. В том же году генуэзцы Кафы ограбили синопское судно с грузом меди, а в 1456 г. – турецкий корабль, везший шелк из Трапезунда. Разгоревшаяся война между Кафой и Синопом сопровождалась ожесточенными морскими сражениями 1457-1459 гг. и закончилась в сентябре 1459 г., когда в Синоп был направлен Лауро Спинола для заключения мирного договора.
Господство генуэзцев в Черном море было окончательно сломлено в 1475 г.; огромный турецкий флот захватил сначала Кафу, а затем и другие генуэзские опорные пункты в Крыму. Черное море превратилось во «внутреннее озеро» Османской империи. Впрочем, как оказалось, на весьма скромный промежуток времени. С конца XV в. морскому могуществу турок в черноморском регионе бросили вызов украинские и российские флибустьеры – казачьи ватаги с Запорожья и Дона. Но их морские операции – тема отдельного разговора.

НАВЕРХ   ГЛАВНАЯ