Меню

ASPECTS Оценка начальных ишемических изменений на КТ головного мозга

Для пациентов

ASPECTS. Оценка начальных ишемических изменений на КТ головного мозга.

В 2000 году была разработана — программа Alberta для оценки начальных изменений на КТ при инсульте (ASPECTS) попытка стандартизировать выявление и описание распространённости гиподенсивных участков ишемического повреждения головного мозга.

Альтернативный инструмент оценки — правило «одной трети» бассейна средней мозговой артерии (1/3 MCA rule) не позволяет полноценно описать размер вовлечённого в инфаркт участка мозга, однако при использовании правила «одной трети» было меньше межоценочных различий по сравнению с использованием ASPECTS, вне зависимости от доступности анамнестических данных на момент оценки * . Преимуществом ASPECTS является лёгкость использования неподготовленными лицами. Метод обучает внимательной оценке сразу нескольких областей с выявлением участков пониженной рентгеновской плотности.

Это особенно важно в отделениях неотложной помощи, где результаты КТ у пациентов с инсультом могут оценивать ординаторы, врачи, проходящие стажировку и начинающие специалисты-неврологи, реаниматологи и радиологи.

Результаты оценки по алгоритму используются для принятия решений в современных руководствах по ведению пациентов в остром периоде инсульта (2018 Guidelines for the Early Management of Patients With Acute Ischemic Stroke AHA/ASA)

Для определения области поражения требуется оценка ВСЕХ срезов на уровне базальных ядер, а также срезов ростральных структур. Патологические изменения должны определяться как минимум на двух последовательных срезах, для того чтобы подтвердить, что это истинная патология, а не изменения связанные с эффектом объемного усреднения.

Области с отчётливым снижением плотности по данным неконтрастной компьютерной томографии, вероятно, соответствуют тяжёлому и необратимому ишемическому поражению. При этом, участки КТ срезов с незначительным снижением рентгеновской плотности соответствуют областям головного мозга находящимся в условиях критической гипоперфузии.

При помощи ASPECTS, бассейн СМА делится на десять областей, которые оцениваются на всех доступных аксиальных КТ срезах: хвостатое ядро, островок, чечевицеобразное ядро, внутреннюю капсулу и шесть других корковых областей (”M1”-”M6”) Оценка складывается путём вычитания из 10 по 1 баллу за выявление ишемической гиподенсивности в каждой области.

Таким образом, в случае отсутствия изменений в бассейне СМА, будет выставлена оценка «10», а при полном вовлечении бассейна в область инфаркта — оценка «0».

Оценка ≤7 баллов указывает на более выраженное снижение плотности ткани в бассейне средней мозговой артерии, и коррелирует с худшим функциональным исходом и более высоким риском тяжёлого внутримозгового кровоизлияния.

Несмотря на то, что этот метод характеризуется большей надёжностью и воспроизводимостью — лучшими показателями внутри- и межоценочных различий по сравнению с правилом одной трети бассейна СМА — его использование не лишено противоречивых моментов.

Вариабельность бассейнов средней мозговой артерии

A и B Правое полушарие, различия в оценке: на нижнем и верхнем срезах* ASPECTS в качестве областей с серой заливкой показаны минимальный и максимальный размер корковых областей бассейна средней мозговой артерии (M1-M6), по оценкам шести различных наблюдателей.

Левое полушарие, форма исследования ASPECTS:

  • A = бассейн передней мозговой артерии;
  • P = бассейн задней мозговой артерии;
  • C = головка хвостатого ядра;
  • L = чечевицеобразное ядро;
  • IC = внутренняя капсула;
  • I = кора островковой доли, место оценки симптома утраты ребристого вида коры островка;
  • MCA = средняя мозговая артерия (СМА);
  • M1 = передняя часть корковой области СМА;
  • M2 = корковая область бассейна СМА, кнаружи от коры островковой доли;
  • M3 = задняя часть коры СМА;
  • M4, M5 и M6 передняя, боковая и задняя территории СМА, приблизительно на 2 см выше M1, M2 и M3, соответственно, впереди от подкорковых ядер.

C и D Варианты изменений области бассейна СМА по сравнению с исходными. В правом полушарии, базальные срезы параллельны нижней ОМЛ; в левом полушарии, базальные срезы выше ОМЛ**.

E и F различия оценки размеров бассейна СМА на двух срезах ASPECTS. В правом полушарии показаны более выраженные различия в размерах по описанию van der Zwan* (светлая заливка). В левом полушарии — менее выраженные различия (тёмная заливка).

Оценка по шкале ASPECTS только на уровне двух стандартных срезов, на уровне базальных ядер и ростральном уровне, недостаточно точна: разработчики шкалы рекомендуют оценивать все аксиальные срезы КТ головного мозга без контрастного усиления.

Ограничения шкалы ASPECTS:

  • Использование возможно только в бассейне средней мозговой артерии.
  • Затруднена оценка области M2 за счет артефактов от костей основания черепа.
  • Наличие у пациента хронических сосудистых изменений мозга может приводить к некорректной оценке по шкале ASPECTS.
  • Изображения низкого качества, например с двигательными артефактами, могу приводить к некорректной оценке

Источник

Методы оценки риска инсульта

Евгений Алексеевич Широков

К острым нарушениям мозгового кровообращения (ОНМК) принято относить ишемический инсульт (ИИ), геморрагический инсульт (ГИ) и транзиторные ишемические атаки (ТИА). Инсульт (И) – это гетерогенный клинический синдром повреждения головного мозга, связанный с острым нарушением центральной или церебральной гемодинамики. Проблема предупреждения инсульта (И) стала особенно острой в последние десятилетия, когда тенденция к росту заболеваемости и смертности от острых нарушений мозгового кровообращения (ОНМК) стала очевидной. В настоящее время в мире каждая 10-я смерть связана с инсультом – всего около шести миллионов случаев ежегодно [1]. Нагрузка от инсульта (комплекс медицинских, социальных и финансовых проблем) ложится непомерным бременем на системы здравоохранения и экономически развитых стран и стран с низким уровнем доходов. Лечение больного, пострадавшего от инсульта, обходится примерно в 10 раз дороже, чем лечение больного с инфарктом миокарда [2]. Профилактика инсульта, (как первичная, так и вторичная), требует значительных организационных усилий, новых методов диагностики, дорогостоящих лекарств. Это сказывается на доступности медицинской помощи и эффективности профилактически. В итоге, распространённость И в странах с низким и средним уровнем доходов примерно в 2 раза выше, чем в странах с развитой экономикой. Заболеваемость инсультом в Китае за последние 20 лет увеличилась на 50% и почти весь этот рост пришелся на период экономического развития страны [2]. Летальность от инсульта (отношение умерших к числу заболевших) зависит от состояния неотложной помощи и способности системы здравоохранения обеспечивать дальнейшее лечение больного и его реабилитацию. В последние годы в большинстве экономически развитых стран летальность в остром периоде инсульта заметно снизилась, но в течение года после ОНМК всё равно умирает почти 40% больных. Смертность (отношение числа умерших к населению) от инсульта тесно связана с заболеваемостью и эффективностью мер профилактики. В РФ смертность от инсульта на порядок выше, чем в США (251 и 32 на 100000 соответственно) [1]. В целом, смертность от заболеваний сердечно-сосудистой системы в РФ в 7 раз выше, чем в странах Европы при одинаковой распространённости заболеваний, ассоциированных с атеросклерозом [3].

Читайте также:  Названия полей таблицы mysql

Итак, число пострадавших от инсульта растёт вместе с заболеваемостью, а уменьшение летальности не снижает, а увеличивает нагрузку от инсульта. Ведь абсолютное число больных, требующих мер вторичной профилактики и дорогостоящей реабилитации становится больше. Единственный путь снижения остроты проблемы инсульта − уменьшение заболеваемости путём повышения эффективности профилактики. Но увеличение затрат на профилактическое программы (сегодня в большинстве стран мира они составляют около 3% средств, направляемых на здравоохранение) возможно в ограниченных пределах [3]. Расширения и углубления объема обследования до уровня, позволяющего определить явные и скрытые механизмы заболеваний системы кровообращения, не выдержит даже самая развитая экономика. В основе современной популяционной стратегии профилактики И лежит концепция факторов риска (ФР). Важнейшими факторами сердечно-сосудистого риска являются: ожирение, малоподвижный образ жизни, артериальная гипертензия, сахарный диабет , курение табака, злоупотребление алкоголем, нарушения жирового обмена — дислипидемия [4]. Управление этими факторами определяет успех профилактических программ. Насколько успешна эта стратегия в современном мире? Kim A.S., Johnston S.C. (2013) проанализировали динамику наиболее значимых кардиоваскулярных ФР (Таблица 1). Как видно из таблицы, более или менее эффективно удаётся контролировать только артериальную гипертензию: средний уровень АД снизился на 10 мм рт. ст в США и 8 мм рт. ст в Японии.

Таблица 1. Важнейшие кардиоваскулярные факторы риска (медиана). 25-летняя динамика в популяции США, Японии и Китая [2].

Страны Факторы риска 1980 2005 Тенденция
США Холестерин (мг/дл) 220 200
Индекс массы тела 25 27
Систолическое АД (мм рт ст) 130 120
Глюкоза (мг/дл) 95 103
Япония Холестерин (мг/дл) 185 200
Индекс массы тела 22 23
Систолическое АД (мм рт ст) 135 127
Глюкоза (мг/дл) 89 97
Китай Холестерин (мг/дл) 165 175
Индекс массы тела 22 23
Систолическое АД (мм рт ст) 128 125
Глюкоза (мг/дл) 96 98

Количество больных с избыточной массой тела и метаболическим синдромом в большинстве стран неуклонно увеличивается. Население развитых стран преимущественно избыточно питается и ведет малоподвижный образ жизни. По данным последнего доклада ВОЗ (2014), в Европе зарегистрирован самый высокий уровень употребления алкоголя на душу населения [5].

В условиях усложнения и удорожания диагностического процесса, недостаточной эффективности методов профилактики сосудистых катастроф, выбор стратегии высокого риска представляется наилучшим решением проблемы. Сущность идеи заключается в уменьшении количества пациентов, требующих сложных методов диагностики и лечения. На этот ограниченный круг больных должен быть направлен весь потенциал современных медицинских технологий. Больных с действительно высоким риском инсульта не так много, как можно было бы предположить. Предвидеть катастрофическое развитие событий, выделить из огромной массы больных относительно небольшую группу тех, кому действительно угрожает опасность, можно основываясь на методах оценки индивидуального риска. Распространённость в популяции заболеваний сердечно-сосудистой системы, приводящих к инсульту (атеросклероз, артериальная гипертония, ишемическая болезнь сердца ) очень велика, а тяжелые осложнения возникают относительно редко — только у 1% больных [6]. Этот факт неизбежно приводит к выводу, что И у больного, страдающего «обычными возрастными» болезнями – это маловероятное событие, к которому приводят особые обстоятельства и фатальные изменения характера болезни, её поведения. Для того, чтобы выделить группы высокого риска, нужно опираться на точные знания, которые получают с помощью анализа результатов популяционных исследований, таких как Framingham Heart Study. Это многолетнее популяционное исследование показало связь важнейших ФР с заболеваемостью И [4]. Хорошо известно, например, что ежегодный риск И увеличивается с возрастом. Если в возрастной группе 45-54 лет он составляет 1 случай на 1000 человек, то в возрасте 75 – 84 лет – 1 случай на 50 человек. Подобные данные существуют и в отношении других ФР. Курение табака увеличивает риск И в 2 раза. Повышение АД на 10 мм рт ст по отношению к норме — в 2-3 раза. В последние годы популяционные риски уточняются не только для больных, но и для здоровых людей. Методами статистического анализа установлено, например, что 10-летний риск сердечно-сосудистых событий для некурящего белого мужчины 44 – 79 лет, не страдающего артериальной гипертонией (АГ), дислипидемией и сахарным диабетом составляет 5,3% (2,1% для белой женщины) [7]. Однако индивидуальное прогнозирование, построенное на относительных популяционных рисках методически некорректно и исключительно ненадёжно. Эти данные важны лишь для того, чтобы получить «нулевую», ориентировочную точку популяционного риска. Индивидуальный риск никогда не будет соответствовать этой точке и может весьма существенно отклоняться в связи с множеством особенностей и обстоятельств, присущих индивидууму.

Шкала EURO SCORE – общепринятая система оценки сердечно-сосудистого риска на основе результатов популяционных исследований [8].

Читайте также:  Развернутая диагностика склеродермии IgG иммуноблот антинуклеарных антител анти Scl 70 CENT A CENT B RP1

По этой шкале степень 10-летнего риска фатальных сосудистых событий может достигать 20% в зависимости от влияния важнейших ФР, таких как АГ, курение, возраст и гиперхолестринемия (высокий риск). Наглядность и расстановка акцентов на коррегируемые ФР – несомненное достоинство этой шкалы, стимулирующее больных к изменению образа жизни. Но совпадение индивидуального прогноза с реальными событиями – маловероятно. Последние рекомендации по лечению АГ определяют умеренный риск серьёзных сосудистых событий как равный или превышающий 7,5% в течение 10 лет [9]. Таким образом, градации десятилетнего риска И, инфаркта миокарда или сосудистой смерти распределяются примерно так: низкий риск менее 7,5 %, средний: 7 – 15%, высокий – более 15%. Стратификация общего сердечно-сосудистого риска на категории низкого, среднего, высокого и очень высокого используется и в Рекомендациях ESH/ESC 2013 [9]. В основе этой прогностической системы лежит АГ – важнейший гемодинамический синдром, патогенетически связанный с большинством сосудистых событий.

Таблица 2. Стратификация общего сердечно-сосудистого риска ESH/ESC 2013

Другие факторы риска, бессимптомное поражение органов-мишеней или ассоциированные заболевания Артериальное давление (мм рт. ст.)
Высокое нормальное САД 130-139 Или ДАД 85-89 АГ 1 степени САД 140-159 или ДАД 90-99 АГ 2 степени САД 160-179 или ДАД 100-109 АГ 3 степени САД >180 или ДАД >110
Других факторов риска нет Низкий риск Средний риск Высокий риск
1-2 фактора риска Низкий риск Средний риск Средний и высокий риск Высокий риск
3 и более факторов риска Низкий и средний риск Средний и высокий риск Высокий риск Высокий риск
Поражение органов-мишеней, ХБП 3 ст или диабет Средний и высокий риск Высокий риск Высокий риск Высокий и очень высокий риск
Клинически манифестные сердечно-сосудистые заболевания, ХБП >4 ст или диабет с поражением органов-мишеней или факторами риска Очень высокий риск Очень высокий риск Очень высокий риск Очень высокий риск

АД – артериальное давление; АГ – артериальная гипертония; ХБП – хроническая болезнь почек; ДАД – диастолическое артериальное давление; САД – систолическое АД;

До 1994 значения АД были единственным критерием для оценки степени риска. В последующем было введено понятие суммарного риска, который учитывает негативное влияние и других факторов, которые в совокупности определяют более тяжелый прогноз. Однако оценка суммарного риска оказалась сложной задачей, поскольку зависимость сосудистых событий от ФР не является линейной. Многочисленные попытки уточнить прогноз с помощью математических формул не увенчались успехом – методики получались громоздкими и не увеличивали точность предсказаний [10]. Приходилось вводить всё новые и новые дополнения, которые в последних версиях рекомендаций и руководств охватывают более 30 ФР. В итоге эксперты констатируют, что «любой порог для определения высокого сердечно-сосудистого риска произволен» [9]. Прогностическая точность системы стратификации риска ESH/ESC невелика, но она позволяет на основании объективных критериев определить группу высокого риска. Недостаток этой шкалы – слишком широкий круг больных, который попадает в категорию высокого риска.

Чувствительность метода прогнозирования зависит от выбора ведущего синдрома, способного привести к И. Чем теснее патогенетические взаимоотношения анализируемых синдромов с сосудистыми событиями – тем точнее прогноз. Для больных с нарушениями ритма сердца более надёжной является шкала CHA2DS2VASc [11].

Таблица 3. Шкала CHA2DS2VASc

Шкала удобна для практических врачей и более точна в сравнении с системами, ориентированными на возрастные и нозологические критерии. Низкий риск определяется как 5% и менее (1 синдром), умеренный риск – 5 – 10% (2 синдрома), высокий риск 10 – 15% (три синдрома), очень высокий риск – 3 – 4 синдрома. Граница низкого и умеренного риска служит основанием для принятия решения о превентивном лечении (назначение антитромботических средств, статинов и других лекарств).

Современные системы оценки риска демонстрируют неплохую чувствительность, если они применяются для оценки вероятности повторных сосудистых событий. Это не удивительно, ведь более 30% больных, пострадавших от ОНМК, в течение 5 лет переносят ОНМК или ИМ, а транзиторные ишемические атаки (ТИА) у 20% больных в течение месяца приводят к инсульту [16,17].

Шкала ABCD (Age, Blood pressure, Clinical features, Duration of symptoms, Diabetes mellitus), которая используется для оценки вероятности развития инсульта у больных с ТИА, кроме основных ФР учитывает важные динамические характеристики болезни: продолжительность клинических проявлений.

Шкала оценки риска инсульта после ТИА — ABCD

  1. Возраст более 60 лет – 1 балл
  2. Артериальное давление при поступлении выше 140/90 мм рт ст – 1 балл
  3. Клинические симптомы: слабость конечностей с одной стороны – 2 балла, речевые расстройства без слабости в конечностях – 1 балл
  4. Длительность существования симптомов: 10-60 минут – 1 балл и более 60 минут – 2 балла
  5. Сахарный диабет – 1 балл

Специальное мультицентровое проспективное исследование показало, что граница низкого риска по этой шкале находится на уровне 3 баллов. Вероятность развития И у больных, перенесших ТИА и получивших больше 3 баллов по шкале ABCD в 7 раз выше [18].

Итог 0-3 балла: Низкий риск
Риск инсульта в течение 2 дней: 1.0%
Риск инсульта в течение 1 недели: 1.2%
Риск инсульта в течение 3 месяцев: 3.1%

Итог 4-5 баллов: Умеренный риск
Риск инсульта в течение 2 дней: 4.1%
Риск инсульта в течение 1 недели: 5.9%
Риск инсульта в течение 3 месяцев: 9.8%

Итог 6-7 баллов: Высокий риск
Риск инсульта в течение 2 дней: 8.1%
Риск инсульта в течение 1 недели: 11.7%
Риск инсульта в течение 3 месяцев: 17.8%

Таким образом, у больных с явными признаками декомпенсации мозгового кровообращения (ТИА) шкала ABCD довольно точно выводит на прогноз И.

Читайте также:  НХЛ история структура драфт трофеи

Прогноз очень важен для обоснования объема обследования и выбора медикаментозного или хирургического лечения. Больные с низким риском И не нуждаются в углубленном обследовании с применением методов визуализации сердца, сосудов и головного мозга. Это позволяет правильно распределить ресурсы здравоохранения и оптимизировать рабочее время специалистов. С другой стороны, пациенты, относящиеся к категории высокого риска должны своевременно получить полноценное обследование.

В зависимости от степени риска изменяются и методы превентивного лечения. Например, антитромботическая терапия не показана пациентам с низким риском сердечно-сосудистых осложнений. Но больные с высокими градациями риска должны получать агрессивное комплексное лечение, включая статины, антикоагулянты, антигипертензивные средства, в зависимости ведущих синдромов, способных привести к инсульту. Не менее важно детально обследовать этих больных с использованием современных методов визуализации (дуплексное УЗИ, компьютерная томография , МРТ ). Ранняя диагностика нарушений мозгового кровообращения, повреждений головного мозга и своевременное хирургическое или эндоваскулярное лечение, при наличии показаний, позволяет предотвращать И. Задача врача умело пользоваться прогностическими критериями для пользы больного и предупреждения мозговой катастрофы.

Источник



Шкала оценки неврологического дефицита

Неврологическое отделение для больных с нарушением мозгового кровообращения

Функция

Оценка

Прогностическая оценка

Долговременная оценка

Сознание

В ясном сознании

Сонлив, но может быть разбужен до ясного сознания

Реагирует на речевые команды, но не вполне в сознании

Кома или сопор (реакция только на боль)

Движение глазных яблок

Отсутствие паралича взора

Сопряженное отклонение глаз

Рука, сила движений (оценивается только на пораженной стороне)

Поднимание с нормальной силой

Поднимание со сниженной силой

Поднимание руки со сгибанием в локте

Движения рукой возможны только в плоскости опоры (без преодоления силы тяжести)

Кисть, сила движений (оценивается только на пораженной стороне)

Сниженная сила движений сохранена в полном объеме

Некоторые движения кистью сохранены, но пальцы не могут быть приведены к ладони

Нога, сила движений (оценивается только на пораженной стороне)

Нормальная сила 6

Поднимание выпрямленной ноги со сниженной силой

Поднимание ноги со сгибанием в колене

Движения ногой возможны только в плоскости опоры (без преодоления силы тяжести)

Правильная во времени, месте, собственной личности

Два из вышеперечисленных признаков

Один из вышеперечисленных признаков

Речь

Ограниченность словарного запаса или бессвязная речь

Больше чем «да»/«нет» или меньше

Паралич лица

Отсутствует или сомнительный

Походка

Может пройти 5 м без помощи или опоры (трости)

Может идти с опорой (тростью)

Может идти с посторонней помощью

Сидит без поддержки

Прикован к постели или креслу

Максимальная оценка

Исследование проводится в отделении:

Неврологическое отделение для больных с нарушением мозгового кровообращения

Неотложная помощь для пациентов с острым нарушением мозгового кровообращения (инсульт). Неотложное интенсивное лечение, постоянное наблюдение и тщательный уход.

Другие методы диагностики, выполняемые в отделении

Балансировачная функция верхней конечности

Балл ишемии Хачинского

Европейская шкала инсульта

Индекс активности повседневной жизни (BI) Бартел

Индекс мобильности Ривермид

Классификация афазий А.Р.Лурия

Краткая шкала оценки психического статуса (Mini-Mental State Examination)

Ликвор. Белок

Ликвор. Глюкоза

Ликвор. Лабораторная диагностика

Ликвор. Липиды

Ликвор. Метаболиты

Ликвор. Микробиологическое исследование

Ликвор. Объем ликвора при патологиях

Ликвор. Относительная плотность ликвора

Ликвор. Плеоцитоз

Ликвор. Прозрачность

Ликвор. Ферменты

Ликвор. Цвет

Ликвор. Электролиты. ЖЕЛЕЗО

Ликвор. Электролиты. КАЛИЙ

Ликвор. Электролиты. КАЛЬЦИЙ

Ликвор. Электролиты. МАГНИЙ

Ликвор. Электролиты. МЕДЬ

Ликвор. Электролиты. НАТРИЙ

Ликвор. Электролиты. ФОСФОР

Ликвор. Электролиты. ХЛОР

Ликвор. Электролиты. ЦИНК

Ликвор. Эритроархия

Ликвора. pH

Нейромониторинг

Определения ДНК вирусов группы герпеса в ликворе пациентов

Оценка неврологического статуса

Шкала HUNT-HESS

Шкала инсульта национального института здоровья (NIHSS)

Шкала Комы Глазго

Шкала оценки неврологического дефицита

Шкала оценки функции глотания

Шкала Рэнкина

© 2021 — ФГБУ «Клиническая больница №1» (Волынская) Управления делами Президента РФ. Использование материалов разрешается только при условии указания ссылки на сайт volynka.ru Сайт носит исключительно информационный характер и ни при каких условиях не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 (п.2) ГК РФ. Лицензия ФС-99-01-009740 от 31.03.2020. Выдана Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения. Без ограничения срока действия.

Скорая помощь
8 (495) 620-84-04

Запись к специалистам и на исследования

Осталось оформить заявку.

Совет: вы можете записаться сразу к нескольким врачам!

Чтобы сэкономить время и посетить нескольких врачей в один день — продолжите выбор специалистов и диагностических исследований, а затем оформите общую заявку на приём.

Источник

Шкала моторного дефицита lams таблица

Приложение 1

Шкалы для нейрореанимационных больных

Шкалы помогают детально мониторировать клиническое состояние, алгоритмизировать терапию, документировать осложнения, поддерживать электронные базы данных и выявлять прогностические признаки, не предъявляя высоких требований к реаниматологу в глубоком понимании неврологического статуса.

В то же время бальная оценка имеет свои недостатки. Во-первых, шкалы не имеют универсального характера, так как настроены на отдельные нозологические формы церебральной недостаточности в самом раннем периоде их развития. Во-вторых, они обладают низкой чувствительностью к индивидуальным особенностям пациента (например, не учитывают наличие афазии при оценке словесного ответа). В-третьих, имеют низкий уровень воспроизводимости (большая часть шкал работает только в тех клиниках, где они созданы).

Некоторых из указанных недостатков лишена шкала Glasgow, созданная G.Teasdale с соавторами в 70-х годах (таблица 2). Эта шкала получила широкое распространение в европейских и американских клиниках при мониторировании больных с повреждением головного мозга. Шкала состоит из 3 подшкал, оценивающих речевой, зрительный и двигательный ответ больного. Однако информация, предусмотренная ее вопросником, чрезвычайно ограничена, упускает значительный объем признаков, а потому не может служить основой для создания серьезной базы данных, в связи с чем наибольшей популярностью эта система пользуется у среднего медицинского персонала и парамедиков. Тем не менее, шкала Glasgow, в силу своей простоты и высокого уровня воспроизводимости, остается неотъемлемым элементом мониторинга в большинстве клиник, и единственная из шкал имеет уровень категории доказательств С.

Наиболее приемлемо тестирование по шкале Glasgow для обеспечения преемственности между сотрудниками бригад скорой помощи, приемных покоев, палат интенсивной терапии и реанимации. К моменту госпитализации у больного должно быть не менее 2-х документированных результатов оценки состояния. По предложению Л.М.Поповой сумму баллов можно сопоставить с уровнем сознания (таблица 1), хотя большее распространение имеет ключевое значение 8 баллов, что соответствует коме. Само по себе это значение суммы указывает на высокую вероятность неблагоприятного прогноза.

Схема протокола лечения внутричерепной гипертензии при ЧМТ и ОНМК

Источник