Меню

Классификация растений Карл Линней

Номенклатура Карла Линнея

Карол Линней , которого обычно считают основателем современной систематики и чьи книги считаются началом современной ботанической и зоологической науки. номенклатура , разработал правила присвоения названий растениям и животным и был первым, кто последовательно использовал биномиальную номенклатуру (1758). Хотя он ввел стандартную иерархию классов, порядка, рода и видов , его главным успехом в свое время было предоставление действенных ключей, позволяющих идентифицировать растения и животных по его книгам. Для растений он использовал ранее пренебрегаемые меньшие части цветка.

Номенклатура Карла Линнея

Линней попытался провести естественную классификацию, но далеко не продвинулся. Его концепция естественной классификации была аристотелевской; т. е. он был основан на идее Аристотеля о существенных чертах живых существ и на его логике. Он был менее точен, чем Аристотель, в своей классификации животных, разделив их на млекопитающих , птиц , рептилий , рыб , насекомых и червей . Первые четыре, как он их определил, являются очевидными и общепризнанными группами; последние две включают около семи групп Аристотеля.

Номенклатура Карла Линнея

Стандартное аристотелевское определение формы было род и дифференциация. Род определяет общий вид описываемых вещей, а дифференциация придает их особый характер. Род, например, может быть «Птица», а вид «Питается водой», или род может быть «Животным», а вид — «Птицей». Эти двое вместе составляют определение, которое можно использовать как имя. К сожалению, когда стали известны многие виды одного рода, различия становились все длиннее и длиннее. В некоторых своих книгах Линней напечатал на полях условное название, название рода и одно слово из дифференциации или какого-то прежнего названия. Таким образом он создал биномиальную, или двоичную, номенклатуру. Таким образом, современные люди — это Homo sapiens , неандертальцы — это Homo neanderthalensis , горилла — это горилла горилла и так далее.

Классификация со времен Линнея

Классификация со времен Линнея включает в себя недавно открытую информацию и более приближается к естественной системе. Когда , например, была обнаружена история жизни ракушек , они больше не могли быть связаны с моллюсками, потому что стало ясно, что они были членистоногими ( членистоногие животные, такие как крабы и насекомые). Жан-Батист Ламарк , превосходный систематик, несмотря на свои неправильные представления об эволюции , сначала отделил пауков и ракообразных от насекомых как отдельные классы. Он также ввел различие, которое больше не принимается всеми работниками как полностью действительное, между позвоночными животными — т.е. имеющими позвоночник, такими как рыбы, амфибии , рептилии, птицы и млекопитающие — и беспозвоночными, у которых нет позвоночника. В беспозвоночное , определяемые скорее отсутствующими, чем имеющимися у них чертами, составляют около 90 процентов разнообразия всех животных. Смешанная группа «Инфузории», в которую вошли все микроскопические формы, которые появлялись, когда сено оставалось стоять в воде, была разделена на эмпирически признанные группы французским биологом Феликсом Дюжарденом . Немецкий биолог Эрнст Геккель предложил термин протиста в 1866 году для включения в основном одноклеточных растений и животных, потому что он понял, что на одноклеточном уровне больше не может быть четкого различия между растениями и животными.

Процесс выяснения отношений продолжается. Только в 1898 году были открыты возбудители болезней ( вирусы ), которые будут проходить через самые тонкие фильтры, и только в 1935 году был получен первый полностью очищенный вирус. Примитивные спороносные наземные растения (Psilophyta) кембрийского периода , который датируется 541–485 миллионами лет назад, были обнаружены в Канаде в 1859 году. Немецкий ботаник Вильгельм Хофмайстер в 1851 г. дал первое хорошее описание чередование поколений у различных нецветковых (криптогамных) растений, на которых основаны многие основные подразделения высших растений. Тип Погонофора ( бородачи ) была признана только в 20 веке.

Немедленное влияние Дарвиновская эволюция классификации была незначительной для многих групп организмов и неудачной для других. Когда систематики начали принимать эволюцию, они осознали, что то, что описывалось как естественное родство, т. Е. Более или менее близкое сходство форм со многими из одинаковых признаков, можно объяснить как родство посредством эволюционного происхождения. В группах мало или совсем нет летописи окаменелостей , результатом стало изменение интерпретации, а не изменение классификации. К сожалению, некоторые авторитеты, полагая, что они могли вывести группу из некоторого эволюционного принципа, продолжили реклассифицировать ее. Например, классификация дождевых червей и их союзников (Oligochaeta), которые изучались с использованием наиболее сложных легко доступных организмов и затем подстраивания под них все более простых форм, была изменена после появления теории эволюции. Простейшая олигохета, крошечный пресноводный червь Aeolosoma , считалась наиболее примитивной, и классификаторы располагали над ней все более сложные формы. Позже, когда выяснилось, что эолосома мог быть вторично упрощен (то есть развился из более сложной формы), тенденция заключалась в том, чтобы начинать с середины серии и работать в обоих направлениях. Предвзятые названия основных подгрупп (Archioligochaeta, Neoligochaeta) были широко распространены, хотя на самом деле не было доказательств фактического хода эволюции этой и других групп животных. Группы с хорошей летописью окаменелостей меньше пострадали от этого типа реклассификации, потому что хороший ископаемый материал позволял размещать формы в соответствии с естественным сходством; знание пластов, в которых они были обнаружены, позволило составить филогенетическое дерево (т.е. основанный на эволюционных отношениях) или дендрит (также называемый дендрограммой), независимо от теории ( см. также филогению ).

Долгосрочное влияние дарвиновской эволюции было другим и очень важным. Это указывает на то, что основное устройство живых существ, если бы было доступно достаточно информации, было бы филогенетическим деревом, а не набором дискретных классов. Однако многие группы настолько плохо изучены, что объединение организмов в дендриты невозможно. Обширные и подробные последовательности окаменелостей — выкладка реальных образцов — должны быть разбиты произвольно. Многие группы, особенно у видов уровне, показывают большие географические различия, так что простое определение видов невозможно. Классификация на уровне видов значительна. Многие растения демонстрируют ретикулярную (цепную) эволюцию, при которой виды образуются, а затем впоследствии гибридизуются, что приводит к образованию новых видов. А поскольку многие растения и животные отказались от полового размножения , обычные критерии для вида — скрещивание в пределах группы особей — не могут быть применены. Более того, кажется, что вирусы не соответствуют видам высших организмов.

Источник

Таблицы растений карла линнея

ИСТОРИЯ БИОЛОГИИ С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЁН ДО НАЧАЛА ХХ ВЕКА

РАСШИРЕНИЕ И СИСТЕМАТИЗАЦИЯ БИОЛОГИЧЕСКИХ ЗНАНИЙ В XVXVIII ВВ.

Москва, «Наука», 1972

Система К. Линнея

Вершиной искусственной классификации явилась система, разработанная шведским натуралистом Карлом Линнеем, автором выдающихся трудов: «Основания ботаники», «Философия ботаники», «Роды растений», «Виды растений», «Система природы» и других, пользовавшихся широкой известностью и оказавших глубокое влияние на науку XVIII в.

С именем Линнея связано описание большого количества растительных и животных форм, их точная диагностика и удобная систематизация. Так, во втором издании сочинения «Виды растений» (1761) было описано 1260 родов и 7540 видов, причем отдельно выделены разновидности. Линней делил растения на 24 класса. В отличие от Турнефора, классифицировавшего растения на основе строения венчика и не обращавшего внимания на тычинки, Линней, признававший существование пола у растений, положил в основу своей классификации, получившей название сексуальной (половой), характерные особенности тычинок и пестиков. Первые 13 классов Линней различал по числу тычинок, 14 и 15-й — по различной длине тычинок, 16, 17 и 18-й — по характеру срастания тычинок, 19-й — по признаку срастания пыльников, 20-й класс по способу срастания нитей тычинок со столбиком пестика, к 21-му классу относятся однодомные, к 22-му — двудомные растения, к 23-му — растения, одна часть цветков которых раздельнополая, другая обоеполая, и наконец, к 24-му — тайнобрачные. Внутри классов Линней выделял отряды по характеру строения женских органов растения — пестиков.

Читайте также:  Про что придумать таблицу

Система Линнея была искусственной. Растения относились к той или иной группе на основании единичных признаков. Это приводило к множеству ошибок, несмотря на всю проницательность Линнея.

Основной заслугой Линнея является окончательное утверждение бинарной номенклатуры, усовершенствование и «стандартизация» ботанической терминологии. Вместо прежних громоздких определений Линней ввел краткие и четкие диагнозы, содержавшие в определенном порядке перечень характеристик растений. Он различал следующие соподчиненные друг другу систематические категории: классы, отряды, роды, виды, разновидности.

Линней сознавал искусственность своей системы, условность классификации по произвольно выбранным признакам. Стремясь к естественной системе, Линней параллельно и независимо от своих 24-х искусственных классов ввел другую классификацию. Все растения были распределены в ней по 65—67 порядкам (лучше сказать семействам), которые ему казались естественными. Однако дать точный критерий этих порядков Линней не мог.

Попытки создания «естественных» систем в XVIII веке

Понятие «естественная группировка» прошло в своем развитии несколько этапов. Некоторые ботаники, руководствуясь общим сходством растений, пытались объединить их в естественные группы. Эти попытки не прекращались на протяжении всего XVIII в. Однако господствующими оставались приемы искусственной классификации. Но даже авторы искусственных систем были склонны к убеждению, что самой природе, не зависимо от принципов, которых придерживаются классификаторы, присущи «естественный порядок», «естественное сродство» растений. Многие систематики понимали, что искусственная систематика — это сугубо «технический» прием, и искали более совершенные методы классификации, которые позволили бы отразить «естественный порядок» в природе, естественную близость отдельных форм.

Говоря о попытках построения естественных систем растительного мира, которые предпринимались в рассматриваемый период, следует иметь в виду, что все они были только приближением к естественной системе.

Уровень науки той эпохи, недостаток критериев для систематики (и прежде всего сравнительно-морфологических критериев) не позволял этим системам преодолеть «искусственность». Более того, в понятия «естественный» и «сродство» не вкладывалось эволюционное содержание, представление о родстве растительных форм. Тем не менее стремление Баугина, Рея, Маньоля и других создать естественные группировки растений имело большое научное значение. Их работы создавали известные предпосылки для эволюционного учения.

Попытки построения естественной системы находят еще более яркое выражение у некоторых ботаников XVIII в. Так, французский ботаник М. Адансон в своем стремлении построить естественную систему растений добивался использования не какого-нибудь одного признака, а их комплекса. Правда, Адансон не учитывал в достаточной мере значимости отдельных признаков, их качественную неравноценность для классификации.

Другой французский ботаник — Бернар Жюссье в 1759 г. сгруппировал на грядках королевского сада в Трианоне в Версале около 800 родов растений, объединив их в 65 «естественных порядков» (более или менее соответствовавших тем естественным порядкам, которые были намечены Линнеем). Каталог растений Трианона был опубликован в 1789 г. в книге «Роды растений», автором которой был племянник Бернара Жюссье — Антуан Лоран Жюссье. Система А.-Л. Жюссье содержала 15 классов, 100 порядков (приблизительно соответствуют теперешним семействам), около 20 000 видов. Классы были объединены в три большие группы: бессемядольных, однодольных и двудольных. Внутри однодольных и двудольных классы выделялись сообразно наличию верхней, нижней или полунижней завязи. Классы и семейства были расположены Р. порядке восходящего ряда.

Жюссье уделил большое внимание вопросу о критериях, которыми надлежит пользоваться при распределении растений в естественные группы. Он считал необходимым тщательно «взвешивать» признаки, выявляя наиболее характерные, важные и постоянные, устанавливая их субординацию и отмечая корреляцию между ними.

Многие группы в системе Жюссье носят достаточно естественный характер и с теми или иными видоизменениями вошли в современные на(м системы. В то же время в его системе сильны еще пережитки искусственной классификации. К ним относится, в частности, выделение «классов» почти по единственному признаку — положению завязи. Особенно искусственным является 15-й «класс», куда собраны раздельнополые покрытосеменные «Diclines irrcgulares». Ближайшие преемники Жюссье в деле построения естественной системы (Декандоль, Окен) упразднили этот «класс», а его представителей объединили с безлепестковыми растениями.

Решительным шагом к коренной реформе принципов систематики явились ботанические работы Ламарка. В своем труде «Флора Франции» (1778) он критически пересмотрел системы растительного мира Линнея, Б. Жюссье и Турнефора, четко провел бинарную номенклатуру, выявил многие синонимы, впервые предложил определительные таблицы, основанные на дихотомическом принципе. В «Классах растений» (1786) Ламарк подразделил растительный мир на 6 классов и 94 семейства и в известной мере приблизился к естественной классификации. Здесь он высказал мысль о градации различных уровней организации.

В «Естественной истории растений» (1803) Ламарк, ставший в это время на позиции эволюционизма, разделил растительный мир на 7 классов, заключающих 114 семейств и 1597 родов. Он расположил все формы в порядке восхождения от простого к сложному. В основании растительного мира он поместил грибы, водоросли и мхи, на его вершине многолепестковые цветковые растения. Таким образом, в попытке создания естественной системы он пошел значительно дальше своих предшественников, истолковав связь между различными группами растений в эволюционном смысле.

Источник



Классификация растений. Карл Линней

В XVIII столетии, когда биологические науки еще находились в зародыше, не было того дробления науки о природе на множество отдельных специальных наук. По мере накопления знаний, огромное количество нового материала все более и более затрудняло исследование, подавляло собою науку, и в начале XVIII столетия в описательной зоологии и ботанике царил страшный хаос.

Причиной такого печального состояния этих наук было отсутствие ясных и точных методов исследования. Два главных недостатка тормозили дальнейшее развитие их и производили бесконечную путаницу: отсутствие точных описаний и обозначений различных видов, с одной стороны, и неумелая и неправильная классификация — с другой.

Понятие о виде в том смысле, в каком оно теперь существует в науке, было выработано впервые во второй половине XVII века англичанином Реем. Когда мы имеем перед собою известное количество экземпляров какого-либо животного, во всем почти между собою сходных, но некоторые из них по какому-нибудь постоянному признаку отличаются от остальных, мы их выделяем и относим к особому виду — если, конечно, эта разница не зависит от пола или возраста животного. Эти отличительные признаки представляют из себя видовые признаки и передаются строго по наследству. Это правило применяется одинаково к животным и растениям. «Формы, представляющие между собою видовые отличия, сохраняют их неизменно, и никогда один вид (растений) не происходит от семян другого, и наоборот», — говорит Рей. Это определение заключало в себе зародыш учения о неизменяемости видов, которое впоследствии, в эпоху Линнея и Кювье, обратилось в научную догму и долгое время царствовало в науке, пока Дарвин не положил конец его господству.

Таким образом, зоология и ботаника того времени занимались в основном изучением и описанием видов, но в распознавании их царила огромная путаница. Описания, которые автор давал новым животным или растениям, были обыкновенно так сбивчивы и неточны, что впоследствии часто не было возможности доискаться, о каком именно виде идет речь, и трудно было узнать описанную форму в природе. Отсутствие собственных названий для огромного большинства вновь изучаемых организмов влекло за собою многосложные, неуклюжие определения, которыми один вид отличался в литературе от другого.

Вторым основным недугом тогдашней науки было отсутствие мало-мальски сносной и точной классификации. Существовала острая необходимость располагать их в таком порядке, чтобы данное растение, например, всегда можно было отыскать в книге, заранее зная, где его нужно искать; чтобы, имея перед собою неизвестный вид, можно было легко сравнить его с описаниями всех сходных видов и установить, новый это вид или уже описанный. Понятно, что уже древнейшие ученые по естественным наукам, распределяя свой материал на определенные категории, определяли известные группы форм, сходных между собой. Но незнание строения организмов и значение отдельных органов, отсутствие точных наблюдений, неумение отличить важные и постоянные признаки от неважных и изменчивых делали всякую классификацию случайной, произвольной и совершенно неточной. Растения, весьма между собой сходные, часто относились к разным группам.

Читайте также:  Употребление одной и двух букв н

В конце XVII века Реем, Турнефором и другими было сделано несколько попыток водворить порядок в распределении растений, но попытки эти не были особенно успешны. В основу деления клалось обыкновенно строение одного какого-нибудь органа, например, плода или цветка. Турнефор, система которого пользовалась особенным успехом, делил растения на классы главным образом на основании внешнего вида цветка. Но в большинстве случаев форма цветка крайне изменчива даже у близких форм, и, кроме того, строго определить форму венчика как воронковидного, колокольчикового или другого — более чем затруднительно.

Эти основные недостатки систематической ботаники и были исправлены гением Карла Линнея. Оставаясь на той же почве изучения природы, на которой стояли его предшественники и современники, он явился могущественным реформатором науки. Заслуга его — чисто методологическая.

Линней воспользовался учением о виде в той форме, как оно было высказано Реем, и ввел, для обозначения отдельных видов и отличия их друг от друга, бинарную (двойную) номенклатуру, сохранившуюся в науке и до сих пор.

Карл Линней (1707—1778) родился в Швеции, в деревеньке Розгульт. Когда мальчику минуло десять лет, его отдали в начальную школу в городке Вексие. По окончании гимназии Карл поступает в Лундский университет, но вскоре переходит оттуда в один из самых престижных университетов Швеции — в Упсала. Линнею было всего 23 года, когда профессор ботаники Олуас Цельзий взял его к себе в помощники, после чего сам, Карл еще будучи студентом, начал преподавать в университете.

Весной 1735 года Линней прибыл в Голландию, в Амстердам. В маленьком университетском городке Гардервике он сдал экзамен и 24 июня защитил диссертацию на медицинскую тему — о лихорадке, — заготовленную им еще в Швеции. Там же Линней составил и напечатал первый набросок своего знаменитого труда «Systema naturae», положившего основание систематической зоологии и ботаники в современном смысле. С этого издания начинается ряд быстрых научных успехов Линнея.

В новые его трудах, изданных в 1736—1737 годах, уже заключались в более или менее законченном виде его главные и наиболее плодотворные идеи: система родовых и видовых названий, улучшенная терминология, искусственная система растительного царства.

В это время ему поступило блестящее предложение стать личным врачом Георга Клиффорта с жалованием в 1000 гульденов и полным содержанием. В его имении Гарте-кампе, около Гарлема, был знаменитый в Голландии сад, в котором он, не считаясь с издержками, в огромных размерах занимался культурой и акклиматизацией чужеземных растений, — растений Южной Европы, Азии, Африки, Америки. При саде у него были и гербарии, и богатая ботаническая библиотека. Все это способствовало научной работе Линнея.

Несмотря на успехи, которые окружали Линнея в Голландии, его начинает мало-помалу тянуть домой. В 1738 году он возвращается на родину. В короткий период своей стокгольмской жизни Линней принял участие в основании Стокгольмской академии наук.

В 1742 году сбылась мечта Линнея: он становится профессором ботаники в своем родном университете. Кафедру он занимал более тридцати лет и покинул ее лишь незадолго до смерти.

Но основным делом своей жизни Линней все же считал систематизацию растений. Главная работа «Система растений» заняла целых 25 лет, и только в 1753 году он опубликовал этот труд.

Идея Линнея состояла в следующем: сходные между собою виды ученый соединил в роды. Несколько видов, сходных между собою по главным признакам и отличающихся лишь второстепенными чертами, причисляются к одному роду и получают одно общее название. Так, например, родовое название смородины будет Ribes. Отдельные же виды этого рода обозначаются путем прибавления видовых названий к родовому. Так красная смородина будет Ribes rubrum, черная — Ribes nigrum. Крыжовник настолько близок к этим кустарникам, что причисляется к тому же роду и называется Ribes grossularia.

До Линнея же каждый вид отличался от смежных неуклюжей характеристикой, кратким описанием, всегда недостаточным для полного определения. Вот как, например, обозначался старинными ботаниками обыкновенный шиповник: rosa silvestris vulgaris flore odorato incarnato (он же назвал ее Rosa canina, и никакая другая роза не могла подразумеваться под этим именем. При двойной номенклатуре, встречая название неизвестного растения, по его родовому названию мы сразу можем видеть, с каким видом оно имеет наиболее сходства. Линнеев-ская система представляет большие практические удобства. Так как родов на Земле, конечно, несравненно меньше, чем видов, то необходимость создавать новые названия этим значительно облегчается. В различных родах можно употреблять одинаковые видовые названия без опасения вызвать путаницу: одни и те же прилагательные встречаются в систематике на каждом шагу, никого не затрудняя.

Но для того чтобы новая номенклатура оказалась плодотворной, необходимо было, чтобы виды, получившие условное название, в то же время были настолько точно и подробно описаны, чтобы их невозможно было смешать с другими видами того же рода. Линней это и делал. Он первый ввел в науку строго определенный, точный язык и точное определение признаков. Специальная терминология, которая всегда так запугивает новичков при первом знакомстве с ботаникой или зоологией, представляет из себя единственный способ сориентироваться в массе органических форм и служит драгоценным ключом к их изучению. Линней был творцом строгого научного языка в зоологии и ботанике.

Выработав, таким образом, основания научного определения видов, Линней в своих сочинениях описал множество растительных и животных форм. Он сам же и показал пример, как пользоваться созданным им научным языком: его краткие диагнозы видов отличаются сжатостью и точностью.

Линней первым создал удобную, точную и строгую систему растений, хотя и на искусственных началах. Искусственная она потому, что при определении сходства растений и классификации их он принимал во внимание не все черты сходства и различия, не совокупность всех морфологических признаков растения — совокупность, которая одна может определить истинное родство двух форм, а построил всю свою систему исключительно на основании одного только органа — цветка. В этом его система сходна с системой Турнефора. Однако вместо расплывчатой, неопределенной и обманчивой общей формы он принял за основу деления число — и этим создал простой, остроумный и точный ключ к изучению ботанической систематики.

Общее представление о способах размножения растений, о существовании у них, как у животных, мужского и женского пола и полового размножения, существовало еще у древних. В XVII веке вопросу о размножении растений был посвящен целый ряд исследований различных ученых, благодаря которым были открыты мужские и женские органы цветка — тычинки и пестики — и описан акт опыления. Линней еще студентом в Упсале познакомился с сочинением Вальяна, ученика Турнефора, где были изложены новые данные о размножении растений. Уже тогда, по-видимому, у Линнея появилась мысль воспользоваться этими важными органами для классификации растений. Исполнение этой идеи и привело его к знаменитой искусственной системе растений.

Принцип его чрезвычайно нагляден и прост: в основу деления положены тычинки и пестики цветка. Отдельные классы характеризуются числом и расположением тычинок.

Разделив сначала растения на явнобрачные (с цветком, тычинками и пестиками) и тайнобрачные (бесцветковые), Линней создал из первых 23 класса, а последние соединил в один.

Практические достоинства новой системы были очень велики. Всякий новый вид растения легко находил в ней себе место. Определение растений, систематическое распределение их чрезвычайно облегчалось. Все это способствовало ее быстрому распространению.

Недостаток этой системы в том, что она искусственна. Число тычинок не находится в тесной связи со всей организацией растения, и потому классы Линнея представляют из себя в сущности беспорядочный калейдоскоп форм, механически втиснутых в одну рамку. Применение такого одностороннего критерия часто приводило к насильственному разделению очень близких, несомненно, родственных форм в разные классы. Эти недостатки Линней ясно сознавал. Он и сам смотрел на свою систему как на временную, как на удобный метод для изучения растений в ожидании более естественной их классификации. Поэтому он нередко сам нарушает строгость своей системы, уступая требованию близкого сходства организмов, родства их. «Естественная система», которая владела умами ученых прошлого столетия, выражала собой бессознательное искание родства, общности происхождений растений.

Читайте также:  Урок 19 Образование форм прошедшего времени в немецком языке Prteritum

Линней не открывал новых областей знания и неизвестных дотоле законов природы, но он создал новый метод, ясный, логический, и при помощи его внес свет и порядок туда, где до него царили хаос и сумятица, чем дал огромный толчок науке, могущественным образом проложив дорогу для дальнейшего исследования. Огромное количество органических форм, давившее своим богатством науку и наподдававшееся описанию и распределению, с помощью методов, созданных Линнеем, подверглось быстрой разработке и легко могло быть приведено в систему, удобную для изучения. Это был необходимый шаг в науке, без которого был бы невозможен дальнейший прогресс.

Источник

Классификация растений и животных. Как построена система Карла Линнея?

Систематика Линнея имела для биологии такое же значение, как чуть позже для химии таблица Менделеева. Благодаря ей уже в XIX веке биология стала полноценной наукой с многообещающими горизонтами и с широчайшей областью применения. К тому же в широком этом поле заблудиться было невозможно. Любой вновь найденный живой организм находил свою «полочку».

Мальва Линнея (Malva linnaei), растение названо в честь Карла Линнея

«Полочками» в системе Линнея оказались классификационные группы, называемые таксонами. Слово «таксон» происходит от древнегреческого слова «таксис» («устройство, организация»), и через это слово «таксон» связан с термином «тактика» (первоначально означавшем способы построения войск). А через посредство латинского языка из «таксиса» образовалось слово «такса» («платеж»). Так что с точки зрения этимологии «таксон» — дальний родственник такси, автомобиля, который перевозит людей и грузы за плату.

В классификации Линнея таксоны выстроены по иерархическому принципу, то есть образуют уровни. Все таксоны одного уровня не пересекаются. Это значит, что они построены таким образом, чтобы любой живой организм можно было отнести к одному, и только к одному, таксону. Хищники — это отдельный таксон, а грызуны — отдельный.

При этом не должно быть ни одного живого организма, который бы одновременно входил в два таксона. Например, был бы одновременно и хищником, и грызуном. И, кроме того, нет ни одного живого организма, который не входил бы в какой-либо таксон самого нижнего уровня.

Асклепий, Флора, Церера и купидоны чествуют Линнея, собравшись у его бюста. Иллюстрация неизвестного художника из книги New illustration of the sexual system of Carolus von Linnaeus, 1807 г. Асклепий, Флора, Церера и купидоны чествуют Линнея, собравшись у его бюста. Иллюстрация неизвестного художника из книги New illustration of the sexual system of Carolus von Linnaeus, 1807 г.
Фото: ru.wikipedia.org

С другой стороны, таксоны более высокого уровня полностью включают в себя один или несколько таксонов нижнего уровня. Таксон более высокого уровня «млекопитающие» полностью включает в себя и таксон «грызуны», и таксон «хищники», и еще десяток других таксонов. Все грызуны — млекопитающие и все хищники — млекопитающие. Без исключения.

В своей классификации Линней выделил пять уровней иерархии, которые назвал (если следовать сверху вниз) классами, отрядами, семействами, родами и видами. Позже ученые добавили в классификацию Линнея еще несколько, более высоких уровней иерархии, а также промежуточные уровни, но принцип систематизации биологических объектов не изменился.

На самом нижнем уровне иерархии живых организмов находится вид. Вид — это группа животных, растений или микроорганизмов, объединяющая особей, которые имеют общий внешний вид, строение, физиологию и биохимию, а также поведение. Все живые организмы, составляющие вид, скрещиваются между собой и дают плодовитое потомство, населяют определенную территорию (ареал) и сходным образом изменяются под влиянием внешней среды. Как видим, для того, чтобы отнести живой организм к тому или иному виду, следует рассмотреть совокупность самых разнообразных признаков. Поэтому описание вида — серьезная и нелегкая задача, которая по плечу не всякому ученому, а лишь эрудированному и педантичному. А открытие нового вида в биологии — большое научное достижение.

Несколько похожих видов объединяют в род. При этом в один род может входить много видов, небольшое число видов или даже один вид. Точно так же несколько видов образуют семейства, несколько семейств — отряды, а несколько отрядов объединяются в класс.

Млекопитающие человек разумный (Homo sapiens) и европейский кролик (Oryctolagus cuniculus) Млекопитающие человек разумный (Homo sapiens) и европейский кролик (Oryctolagus cuniculus)
Фото: Depositphotos

Вот, например, как выглядит место человека в классификации животных. Биологический вид Человек разумный (Homo sapiens) относится к роду Люди (Homo) из семейства Гоминид (Hominidae) в отряде Приматов (Primates) класса Млекопитающих (Mammalia).

Род Homo в настоящее время содержит только один вид, Homo sapiens, но раньше в него входил, по крайней мере, еще один вид человека разумного, Homo neanderthalensis, или неандерталец.

Поднимемся еще на один уровень. В семейство гоминид, кроме рода Homo входят также другие роды, а именно, роды человекообразных обезьян: орангутанов (Pongo), горилл (Gorilla) и шимпанзе (Pan).

Семейство гоминид входит в отряд приматов, который включает также более десятка семейств различных обезьян, например, мартышек (Cercopithecidae).

Голуболицая мартышка (Cercopithecus cephus) Голуболицая мартышка (Cercopithecus cephus)
Фото: Peggy Motsch, ru.wikipedia.org

А все это многообразие входит в класс млекопитающих, который включает в себя кроме приматов большое количество других отрядов, например, хищников (Carnivora), грызунов (Rodentia), китообразных (Cetacea) и прочих. В общем, понятно, что чем выше уровень иерархии в системе классификации, тем больше животных, растений или микроорганизмов включают в себя таксоны на этом уровне. На самом нижнем уровне таксонов больше, но зато они не такие многочисленные.

Биологическая систематика должна быть универсальной. То есть, все ученые биологи мира должны понимать ее одинаково. Поэтому для наименований в биологии используются не живые языки, а язык искусственный, созданный к тому же на основе мертвого, латинского, языка. Этот искусственный язык называется биологическим латинским языком. Биологический латинский значительно отличается от классической латыни. Он использует латинский алфавит с добавлением тех букв, которых в Древнем Риме не знали, а именно, «j», «k» и «w». Кроме того в биологическом латинском языке используются латинские правила грамматики, например, для образования множественного числа и прилагательных. В качестве корней для названий могут использоваться слова латинского языка, и латинизированные слова других языков, в первую очередь, древнегреческого.

Научное название любого вида всегда двойное (бинарное). Это значит, что оно состоит из двух слов: во-первых, из названия рода, к которому данный вид принадлежит, а во-вторых, из названия вида. Первое слово — существительное, второе — прилагательное. Первое слово пишется с заглавной буквы, а второе — со строчной. Примеры названий видов: Пшеница твёрдая (Triticum durum), Пшеница мягкая (Triticum aestivum), Полба (Triticum dicoccum) — это все различные виды пшеницы. Triticum (Пшеница) — это родовое название. В свою очередь род Triticum входит в семейство Злаков (Poaceae).

Чашка и блюдце с изображением цветущей линнеи северной. Часть сервиза, заказанного для Карла Линнея. Китай, примерно 1755 год. Музей Восточной Азии, Стокгольм Чашка и блюдце с изображением цветущей линнеи северной. Часть сервиза, заказанного для Карла Линнея. Китай, примерно 1755 год. Музей Восточной Азии, Стокгольм
Фото: Daderot, ru.wikipedia.org

Или другой пример: цветок Linnaea borealis, названный в честь самого Карла Линнея — линнея северная.

Благодаря системе Линнея в грандиозной мозаике живого мира каждому виду животных или растений находилось свое место. И свое название тоже. Именно о том, какими несерьезными могут быть серьезные биологи, раздавая наименования вновь открытым видам растений и животных, и пойдет речь дальше.

Источник