Меню

Почему распалась великая Османская империя Новые выводы историков



Почему распалась великая Османская империя: Новые выводы историков

Османская империя была одним из самых крупных военных и экономических государств в мире. На пике своего развития в 16 веке она контролировала огромные территории, включающие не только Малую Азию, но и большую часть юго-восточной Европы, Ближнего Востока и Северной Африки. Границы этого могущественного государства простирались от Дуная до Нила. С военной мощью османов никто не мог сравниться, торговля была сверхприбыльной, а достижения в самых разных областях науки, от архитектуры до астрономии, были невероятно впечатляющими. Так почему же столь великая держава распалась?

Сверхдержава своего времени, могущественная Османская империя, просуществовала шестьсот лет. Период её величайшего расцвета пришёлся на конец 15 века и конец века 16. Достаточно недолго в свете такой науки как история. Империя постепенно пришла в упадок, несмотря на все усилия, которые предпринимали её правители. Окончательно она распалась после сражений на стороне Германии в Первой мировой войне и поражения. После этого империя была распущена по соглашению и полностью прекратила свое существование в 1922 году. Последний османский султан Мехмед VI был свергнут и покинул столицу Константинополь (ныне Стамбул) на британском военном корабле. Из осколков Османской империи возникла современная Турция.

Османская империя в период наибольшего расцвета.

Что вызвало столь оглушительный крах когда-то впечатляющей Османской империи? Историки не полностью пришли к согласию в этом вопросе, но они выделяют в этом процессе шесть основных фактов.

#1. Османская империя была преимущественно аграрным государством

В то время как Европу в 1700-1918 годах охватила промышленная революция, османская экономика по-прежнему была слишком зависима от сельского хозяйства. По словам Майкла Рейнольдса, доцента ближневосточных исследований в Принстонском университете, империи не хватало заводов и фабрик, чтобы не отставать от Великобритании, Франции и России.

В результате экономический рост империи был очень слабым. Вся прибыль от сельского хозяйства шла на погашение долгов европейским кредиторам. Потом мир охватил пожар Первой мировой войны. Османская империя же просто не располагала необходимыми производственными мощностями для того, чтобы производить тяжёлое вооружение, выпускать боеприпасы. В стране не было промышленных предприятий, производивших сталь и железо. Эти материалы обладают невероятной важностью для строительства железных дорог и для производства всех видов вооружения.

#2. Слишком уж разрознёнными были территории османского государства

На пике своего развития в состав Османской империи входили: Болгария, Египет, Греция, Венгрия, Иордания, Ливан, Израиль, Палестина, Македония, Румыния, Сирия, часть Аравии и африканское северное побережье. Даже если бы враждебные внешние силы в конечном итоге не подорвали целостность империи, профессор Рейнольдс не думает, что у неё было много шансов остаться в изначальном виде и развиться в современное демократическое многонациональное общество. С точки зрения огромного разнообразия империи в плане этнической принадлежности, языка, экономики и географии — у государства просто не было шансов остаться единым. Ведь однородные общества демократизируются гораздо легче, чем столь разнородные.

Различные народы, входившие в состав империи, становились всё более и более мятежными. К 1870-м годам османы были вынуждены позволить Болгарии и другим странам стать независимыми. Государство уступало всё больше и больше своих территорий. После проигрыша в Балканских войнах в начале 20 века коалиции, в которую входили некоторые из её бывших имперских владений, Османская империя была вынуждена отказаться от всей оставшейся европейской территории.

#3. Население Османской империи было малограмотным

В 19 веке модернизация коснулась области образования в Османской империи. Все героические усилия в этом плане мало что дали. Мусульманская сверхдержава всё равно сильно отставала от своих европейских конкурентов по уровню грамотности. По всем оценкам экспертов, к 1914 году только от пяти до десяти процентов жителей Османской империи умели читать. Человеческие ресурсы османов были столь же слабо развиты, как и природные. В государстве была катастрофическая нехватка хороших специалистов и представителей различных профессий. Например, офицеров, инженеров, врачей и многих других.

#4. Османская империя была обескровлена враждебными государствами

Распад Османской империи был значительно ускорен непомерными амбициями европейских государств. Такое мнение высказывает Юджин Роган, директор Центра Ближнего Востока в колледже Св. Антония. Россия и Австрия поддерживали мятежных националистов на Балканах, чтобы усилить своё влияние в регионе. Франция и Британия стремились разделить османские территории на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Источник

Османская империя в XVI — XVII веках — от вершины могущества до упадка

Османская империя или оттоманская появилась еще в XIV веке. Она была основана племенем турок-османов на территории полуострова Малая Азия. В течение первых двух столетий своей истории, османам удалось не только отразить нападение крестоносцев, но и значительно расширить свои территории.

Османская империя в XVI - XVII веках

Вершина могущества Османской империи

В 1453 году был захвачен Константинополь — столица Византийской империи. С той поры и до сегодняшнего дня она носит свое турецкое название — Стамбул. В XV веке были присоединены османами территории Балканского полуострова, Крыма, большая часть Арабского востока, территории Северной Африки. В середине XVI века, в период правления султана Сулеймана, Османская империя достигла, наверное, вершины своего могущества.

Ее территории составляли 8 миллионов квадратных километров. Население достигало числа 25 миллионов. Рассмотрим, как было устроено это государство. Оно возглавлялось султаном. Султан являлся не только политическим лидером государства, но и военным и во многом, даже, религиозным. Таким образом, судьба страны во многом зависели от личных качеств того или иного правителя.

Существовали также особые, отдельные религиозные общины — миллилеты. Их было три:

  • это армяно-григорианская;
  • греко-православная;
  • иудейская.

Они обладали особым налоговым статусом и располагали определенной автономией. Все общество империи делилось на две основные категории населения:

  • это были аскеры — военные;
  • райя — дословно стадо.

К числу первых принадлежали представители правящего класса. Второй составляли остальная часть населения.

Янычарский корпус

Еще одной важной и безусловно весьма своеобразной частью османского общества был янычарский корпус. Он состоял из невольников турецких в начале, и в эпоху развитой империи из юношей — христиан, которых с раннего детства обучали в духе радикального ислама. Фанатично верующие в аллаха и своего султана янычары, являлись грозной воинской силой.

Янычары считались, как бы, личными рабами султана. Условия жизни были весьма специфическими. Они проживали в специальных полуказармах, полумонастырях. Они не могли жениться, не могли вести собственное хозяйство. В принципе, они располагали правом частной собственности, но после смерти янычара, все его имущество отходило в распоряжение полка. Помимо военного искусства, янычары также изучали такие предметы, как каллиграфия, право, языки и многое другое. Это даст возможность янычарам добиваться значительных успехов и на гражданской службе. Так что огромное количество людей в Османской империи мечтало, чтоб их дети попали в янычарский корпус. С 17 века в него начинают принимать и детей мусульманских семей.

Завоевание Европы

Своеобразной идеей фикс османских правителей было завоевание Европы и обращение ее населения в ислам. В XVI и XVII веках турки столкнуться в ряде войн с такими государствами, как Австрия, Венгрия, Польша или Речь Посполитая, Венеция и другими. Надо сказать, что успехи османов были настолько велики, что временами казалось, что этот грандиозный план вполне реально выполним.

Читайте также:  Как выполнять логические таблицы

Европейские державы, погрязшие в своих внутренних распрях, не могли оказать достойного сопротивления османам. И несмотря на кое-какие временные успехи, к концу войн оказывалось, что европейцы снова проиграли. Ярким примером этому послужит поражение при Лепанто в 1571 года. Венецианцы смогли нанести разгромное поражение турецкому флоту. Однако, к концу войны венецианцы так и не получили помощи ни от кого из своих европейских соседей. Они потеряют Кипр и выплатят Турции контрибуцию размером в 300 тысяч золотых дукатов.

Упадок Османского государства

В XVII веке начинают проявляться признаки упадка Османского государства. Они будут вызваны рядом междоусобных войн за трон. Кроме того, в это время обостряются отношения империи с ее восточным соседом — Персией. Все чаще и чаще турки будут сражаться сразу на два фронта. Усугублялось дело рядом крупных восстаний. Особенно сильными были восстания друзов и крымских татар. Справиться с последними османам вообще не удалось. Кроме того, в XVII веке на политическую арену выходит новый враг. Им станут казаки.

Казаки постоянно совершали грабительские набеги на турецкие территории и справиться с ними не было никакой возможности. В конце XVII века состоялась крупнейшая война, в ходе которой османам пришлось столкнуться с коалицией европейских государств. В нее вошли такие страны, как Австрия, Польша, Венеция и Россия. Тем не менее в 1683 году турецкая армия смогла дойти до австрийской столицы — Вены. Впрочем, осаду пришлось снять, когда на помощь австрийцам пришел польский король Ян Собеский. В битве под Веной турецкое войско потерпит сокрушительное поражение. Результатом этого станет подписанный в 1699 году Карловицкий мир.

По его условиям Турция впервые не получит ни территориальных приращений, ни контрибуций. Станет очевидно, что времена безграничного могущества османской империи прошли.

С одной стороны, XVI — XVII века в истории оттоманской империи — это время ее наивысшего расцвета. Но надо признать, что это время, когда увлеченная внешней политикой империя, начнет отставать от запада в своем развитии. Внутренние неурядицы ее расшатали и уже в XVIII веке бороться с западом на равных османам будет не по плечу.

Источник

Социальное и политическое устройство Османской империи

Социальная структура османского общества. Успехи турок в войнах, обеспечивавших рост их политического могущества, во многом были обеспечены динамичной системой социальной организации восходящей к привычным родоплеменным связям кочевников. Оседая, вчерашние войны-кочевники превращались в несущих регулярную воинскую службу кавалеристов – сипахи,каждый из которых получил за свою службу тимар – условное наследственное владение. Право наследования было связано с обязательством наследника служить в армии.

Появились и еще более крупные пожалования того же типа – зеаметы. Их владельцами – заимами были командиры отрядов воинов – сипахи. Тимариоты и заимы составляли основу военной силы Турции. Но были и другие ее части:

1. Это воинское ополчение особой категории: командиры здесь были из тимариотов, а рядовые – войны – аскери, освобожденные от налогов и несшие за это военную службу.

2. Янычары, войны-гвардейцы, рекрутировавшиеся из райя или воспитывавшиеся при султанском дворе в специальных школах-казармах, которые находились под опекой дервишей из влиятельного суфийского ордена Бекташи.

Население страны состояло из двух основных групп: аскери ( люди меча и люди пера – два разряда аскери) и райя. К первым относили всех тех, кто представлял власть султана, вторую группу составляли обычные подданные.

Военно-ленная система казалась весьма удачной основой для осман: доходы казны возрастали за счет завоеваний и присоединения новых земель, не говоря уже о военной добыче, развивавшейся торговле и процветавших городах. За счет этого существовал эффективный военный аппарат, обеспечивавший могущество империи.

С конца 18 в. распространение получила чифтликская система (частное феодальное имение, образовавшееся на государственной земле).

Политическое устройство. Объявленный «тенью Бога на земле» султан, полностью распоряжался жизнями и имуществом всех своих подданных. Его личность считалась священной и неприкосновенной. Утверждению деспотических начал османского политического режима способствовало увеличение роли «государевых рабов» в окружении монарха.

Первой фигурой в империи после султана был великий везир, который ведал всеми политико-административными и военными вопросами. Наиболее важные вопросы обсуждались в государственном совете – диване. Туда входили великий везир, столичный муфтий и важные сановники, например, глава финансового управления, глава ведомства, который разрабатывал законы и руководившего внешними связями, также два главных военных судьи, ведавших вопросами просвещения и правосудия.

Османская империя делилась на двадцать пять эялет (провинций). Во главе каждой находился бейлербей (губернатор), имевший титул паши и сосредоточил в своих всю военную и административную власть в провинции. Он имел свой двор, канцелярию и диван. Эялеты делились на санджаки (уезды), правители которых носили титул санджакбеев и пользовались той же, на подчиненной территории, властью, что и бейлербей в провинциях. Санджак был основной административно-территориальной единицей империи.

Во второй половине 18 в. османское феодальное государство переживало состояние кризиса.

  1. Внутреннего единства Османская империя не имела. Ее отдельные части резко отличались друг от друга по этническому составу, языку, экономическому и культурному развитию, по степени зависимости от центральной волости. Турки составляли в империи меньшинство.
  2. Национально-освободительное движение разваливало империю.
  3. Главным средством обогащения турецких феодалов была военная добыча. Экономическое и военное усиление соседних европейских стран привело к военным поражениям османов.
  4. Разложение военно-ленной системы привело к упадку военной мощи османской империи (разложение сипахийского войска, янычар).
  5. Правительство не содействовало развитию торговли, наблюдался застой в городской жизни.

Возникший финансовый кризис был связан с революцией цен дошедших до Османской империи, появлением фальшивых денег, недоимки большей части налогов.

Источник

Европа и Османская империя в XVI — первой половине XVII в.

К началу XVI в. Османская империя превратилась в сильнейшую мировую державу. Утвердившись в Восточном Средиземноморье и на Балканах, она стала непосредственно угрожать Центральной и Западной Европе. Вплоть до 70-х годов XVII в. Порта предпринимала завоевательные походы против Европы. Она лишила Венецию большинства ее морских владений, захватила значительную часть Венгерского королевства, нападала на итальянские берега, австрийские и польские земли, подчинила дунайские княжества. Только к концу века Европа смогла перейти в контрнаступление. Османская империя стала важным фактором в жизни европейских государств. Они должны были выработать свою внешнеполитическую позицию перед лицом Порты.

Особенности дипломатических отношений между Портой и Европой. В европейской политической фразеологии османы фигурировали как «естественный враг» (hosUs naturale), который должен быть изгнан из Европы. Однако на протяжении столетий отношения с ним не ограничивались войной. Все большая роль отводилась дипломатии. Процесс возникновения дипломатической службы затронул и Порту» С середины XV до конца XVI в. в Стамбуле появились постоянные дипломатические миссии наиболее значительных европейских государств: Венеции, Франции, австрийских Габсбургов, Польши, Англии, Голландии и т.д. Наряду с Венецией и Римом, Стамбул превратился в важнейший дипломатический центр, куда сходились нити международной политики и информация о том, что происходило в мире.

Читайте также:  Государства преемники Золотой Орды

Однако дипломатические связи между европейскими государствами и Портой носили односторонний характер, ибо вплоть до конца XVIII в. Османская империя не имела своих постоянных дипломатических представительств за рубежом. Многие исследователи объясняют этот факт господствовавшими в мусульманском мире, и в частности в Османской империи, религиозно-правовыми концепциями, согласно которым на Земле может быть лишь один государь — султан <подобно Аллаху) и только его, основанное на Коране, право. Положение дел, не соответствовавшее этому идеалу, рассматривалось как временное. Военные успехи османов в XIV—XVI вв. вполне подкрепляли эти представления, позволяли султану чувствовать себя хозяином положения в дипломатических отношениях с другими государствами.

Война, особенно с немусульманами, считалась нормой не только с точки зрения права. Она составляла основу существования и необходимое условие для выживания военизированного Османского государства. При этом мир и -г в случае необходимости — даже союз с немусульманами допускались, но воспринимались как временные и заключались на ограниченный срок (на 5—6 лет в XVI в. — во время наивысшего могущества османов, до 20 лет в XVII в. — в период их ослабления)- В эпоху турецких завоеваний правительство султана особенно строго следило за тем, чтобы инициатива заключения мира исходила от противоположной стороны, и чтобы для этого послы заинтересованных стран прибывали в Стамбул. Посольства от султана отправлялись к европейским дворам лишь в редких случаях. Порта считала правомерным в удобных для нее случаях нарушать в одностороннем порядке договоры о мире и перемирии. Впрочем, позицию христианских государей в этой сфере нельзя считать более принципиальной или последовательной: они соблюдали договорные обязательства перед Портой лишь постольку, поскольку в военном отношении уступали султану и были связаны европейской политикой.

Нормальному функционированию европейско-османской дипломатии, помимо прочего, препятствовал тот факт, что Порта считала все государства, идущие на заключение с ней мира, как бы подчинившимися ей, и в знак признания этого требовала от них уплаты регулярной (обычно ежегодной) дани, или налога. Это требование нередко становилось камнем преткновения на переговорах, а в случае их заключения — основой для споров о статусе вступившего в мирные отношения со Стамбулом государства или о характере передаваемого Порте налога. Не случайно в переводах текстов османско-габсбургских договоров о мире для одного и того же понятия габсбургская сторона использовала слово «подарок», а османская — «дань». Османская дипломатия предпочитала заключать сепаратные договоры, не допуская включения в них в качестве гарантов мира других государств Европы. Более слабые европейские государства, например Венгрия, стремились как раз к обратному.

В правление Сулеймана I Кануни (1520—1566) сложился обычай приема иностранных посольств при дворе султана. Сам султан почти не появлялся на приемах, а если и присутствовал, то восседал на троне в полутьме, вдалеке от всех и редко вступал в переговоры, препоручая это визирям. Увеличивая дистанцию между султаном и послами, представлявшими персону пославших их суверенных государей, османская сторона подчеркивала таким образом превосходство Порты над другими государствами с тем, чтобы диктовать им свои условия. Османской дипломатией был разработан целый арсенал средств давления на иностранных дипломатов (подкуп, лесть, обман, шантаж, запугивание и т.д.) с целью достижения желаемых результатов на переговорах. Иностранным дипломатам могла грозить тюрьма и даже смерть в случае, когда султан начинал войну против страны, приславшей посла, или был недоволен действиями его государя, расцененными Портой как враждебные. Между тем в Европе иностранные дипломаты, как правило, уже обладали статусом неприкосновенности: случаи его нарушения между европейскими государствами рассматривались как вопиющие.

По вполне понятным причинам христианская сторона не доверяла турецкому султану и его дипломатии, обвиняя их в коварстве к злоумышлении. В землях, подвластных христианским государям, неохотно встречали подданных турецкого султана, подозревая в каждом из них шпиона. Мусульманам доступ в европейские христианские страны был практически закрыт.

Османская империя в европейской системе международных отношений. К началу XVI в. в Европе начинает складываться такая система международных отношений, в которую в большей или меньшей степени включаются почти все европейские страны. Главный узел конфликтов, как уже говорилось выше, завязался между Францией и Габсбургами в борьбе за европейскую гегемонию. В соответствии с этой осью противоречий в Европе формировался обладавший уже некоторой устойчивостью расклад политических сил, реализовавшийся в случае необходимости в военно-политических союзах, которые в конечном счете были направлены против Габсбургов или против Франции. Геополитическое положение Османской империи делало ее неотъемлемой частью действующей европейской политической структуры, в которую она постепенно интегрировалась. Любое ее движение в направлении Европы — дипломатического или военного характера — не оставалось незамеченным и влияло на европейские дела (военные действия, союзы, мирные договоры и т.п.). Порта в своих интересах использовала франко-габсбургские противоречия в своей борьбе с Габсбургами.

Уже в начале XVI в. для европейских государств очевидным становится тот факт, что ни одно из них не обладает достаточным потенциалом для того, чтобы в одиночку справиться с османской агрессией. Венецианская республика и Польша в этой ситуации сочли за благо поддерживать мир с опасным соседом и неоднократно подтверждали свою позицию мирными договорами с Портой и обязательством не вступать ни в какие антиосманские союзы. Тем не менее Венеция нередко финансово поддерживала антитурецкие военные предприятия, а иногда включалась в них с оружием.

В начале XVI в. Венгерское королевство перешло на своих южных рубежах к оборонительной политике. Мирные договоры с турками периодически продлевались, но становились все короче и не гарантировали незыблемости южных границ. Своими силами королевство также не могло решить турецкий вопрос. В этих условиях короли из династии Ягеллонов обращались к европейскому сообществу за помощью против турок. Но «европейского сообщества» в его средневековом понимании — как христианского универсума — к XVI в, уже не существовало, а в современном понимании — как системы государств с устойчивыми военно-политическими и экономическими союзами — еще не возникло. Процесс образования национальных государств именно в это время вступил в противоречие с доставшимися в наследство от средневековья универсальными христианскими монархиями типа империи Габсбургов. Этот процесс временно максимально разобщил старую Европу, в то время как османам удалось создать огромное, опирающееся на мощные человеческие и материальные ресурсы, жестко подчиненное единой власти султана государство.

Турецкий вопрос во время Итальянских войн. Инициаторами большинства антитурецких акций и планов в XVI—XVII вв. выступали Габсбурги и римские папы. Но даже Габсбурги, которых турецкий вопрос затрагивал сильнее других европейских государей, не поступались интересами западноевропейской политики ради изгнания турок. Европейские государства, участвовавшие в Итальянских войнах, заключали между собой союзы, в которых время от времени звучали антитурецкие лозунги. Однако на деле они не заходили так далеко. Например, декларированный как антитурецкий союз 1508 г. между Максимилианом I, Людовиком XII и Фердинандом Арагонским был по сути направлен против Венеции. Подобные союзы образовывались почти ежегодно, их состав и направленность постоянно менялись, но турецкий вопрос в них не ставился серьезно. Без ответа остались папские буллы об организации крестового похода против турок в 1511 и 1514 гг. Более того, европейские государства стали обращаться к турецкому султану за помощью против своих противников в Итальянских войнах. Так, в 1510 г. император Максимилиан I предложил султану Селиму I выступить против Венеции и захватить ее заморские владения, пока Венеция связана делами на Западе. В 1513—1514 гг. уже Венеция просила султана о помощи против своих европейских противников.

Читайте также:  Кроссовки BabyGo S20QXigRS 112 JJ отзыв

В 1528 г. Янош Запольяи, выбранный в Венгрии королем одновременно с Фердинандом I Габсбургом и боровшийся с ним за Венгрию, заключил с Портой договор о дружбе и помощи, который по сути открыл туркам дорогу для завоевания Венгрии.

Таким образом, с начала XVI в. Порта выступила перед европейскими государствами не только как враг, но и как их потенциальный союзник в европейских конфликтах. Поэтому и подписанный в 1536 г. между Сулейманом I и французским королем Франциском I договор (т.н. «капитуляции»), вызвавший бурю негодования и осуждение в европейских политических кругах и в обществе под влиянием папской и габсбургской пропаганды, продолжал уже начатую другими христианскими государствами линию и был вполне закономерен в политических реалиях того времени.

Фердинанд I Габсбург, владения которого в Центральной Европе оказались под непосредственной угрозой турецкого завоевания, постоянно обращался к Западу, особенно к империи и своему брату Карлу V как императору. Но имперские князья и сословия ставили вопрос о помощи Фердинанду против турок в зависимость от уступок в религиозных делах. Что касается Карла V, то из-за ухудшения дел в Италии в 1528 г., зная о готовящемся походе турок, он не только отказал младшему брату в обещанной ранее помощи, но и потребовал от него войск для своей новой экспедиции в Италию. В критический для судьбы Габсбургов момент — во время осады Сулейманом I Вены осенью 1529 г. — Фердинанду удалось выставить против 100-тысячной турецкой армии только 20-тысячное войско, собранное им преимущественно в своих наследственных владениях.

Падение столицы Венгерского королевства в 1541 г. произвело сильное впечатление на Европу. Помощь Фердинанду против турок обещали, кроме католических князей и папы, также протестантские князья и даже Франциск I. Однако из этих намерений ничего не вышло. Фердинанд I был вынужден в 1547 г. пойти на подписание мира с султаном. Первый мирный договор между Габсбургами (Фердинандом I) и Османской империей закреплял за турками завоеванные ими в Венгрии территории и предусматривал выплату Фердинандом турецкой стороне ежегодно налога в 30 тысяч золотых флоринов. Мир 1547 г. прекращал войну также между Сулейманом и Карлом V, поэтому имел европейское значение. Он развязал императору руки против Шмалькальдекского союза, вторая война с которым, однако, закончилась поражением Карла. Адрианопольский мир 1568 г., завершивший эпоху экспансии Сулеймана 1, устанавливал отношения между Габсбургами и Портой на более стабильной основе, но одновременно означал, что в ближайшее время нельзя рассчитывать на изгнание турок из Европы.

«Священная Лига» и битва при Лепанто 1571 г. Вторая половина XVI — начало XVII в. были отмечены двумя крупномасштабными столкновениями между Европой и Портой: военной кампанией на Средиземном море в 1570—1572 тт. и Пятнадцатилетней войной (1593—1606 гг.).

События 1570—1572 гт. были спровоцированы нападением турок на Кипр, принадлежавший «дружественной» туркам Венеции, и захватом его главных крепостей. Новая акция Порты создала угрозу для многих европейских государств Средиземноморского региона» в первую очередь для испанских владений в Италии. Было ясно, что турки не ограничатся Кипром, поскольку уже в 1565 г. их армия и флот осаждали, правда, безуспешно, Мальту. Временное затишье в Европе сделало возможным создание по инициативе папы Пия V сильного международного союза («Священной Лиги») против турок. Его ядро составили Венеция, Испания, папа, поддержали союз большинство итальянских государств и Мальтийский орден. Объединенные морские силы христиан под командованием Дона Хуана Австрийского встретились с турецким флотом в Коринфском заливе близ местечка Лепанто (1571). Флот султана был наголову разбит, а вместе с ним и легенда о непобедимости турок. Победой при Лепанто была отведена угроза полного захвата турками Средиземноморья и положено начало закату морского могущества Османской империи. Однако союзники не смогли воспользоваться результатами своей победы: военная кампания следующего года сложилась для них неудачно. Лига распалась, Кипр остался в руках турок. Венеция заключила мир с Портой.

Османская проблема в последней четверти XVI — начале XVII в. В 70—90-е годы XVI в. в отношениях между Османской империей и Европой наблюдалось некоторое затишье. Одной из важных причин этого было появление нового узла противоречий: между австрийскими Габсбургами и Польшей. В 1576 г. польский престол занял, победив претендентов из дома Габсбургов, князь Трансильвании Стефан Баторий. Это означало изменение расстановки сил в Центральной Европе. Новый польский король занял антигабсбургскую позицию и потянул за собой Трансильванию, которую планировал объединить унией с Польшей, В Вене боялись, что Баторий, будучи кроме прочего крупным венгерским магнатом, заявит претензии я на Венгрию. Поэтому в 1577 г. Габсбурги склонились к миру с Портой. Позже Стефан Баторий сблизился с Рудольфом II Габсбургом, строя планы создания широкой международной коалиции для войны с Портой. Это была новая концепция, предполагавшая объединение сил Польши, Трансильвании, привлечения австрийских Габсбургов, империи, народов Балканского полуострова, Московии, Грузии и Персии. Смерть Батория в 1586 г. помешала переговорам.

В 1593 г, турки развязали новую войну против Габсбургов. Во время Пятнадцатилетней войны (1593—1606) опять встал вопрос о создании европейской коалиции против Порты. Попытки папы Климента VIII возродить «Священную Лигу» 1571 г. результатов не дали. Сам папа выделил большие средства для ведения войны, обложив специальным налогом церковные доходы в Италии. Папская дипломатия трудилась над тем, чтобы сдержать противоречия между европейскими государствами.

Не рассчитывая на помощь западных государств, Габсбурги вернулись к идеям Стефана Батория. Но в конечном счете им удалось вовлечь в союз только Трансильванию, Молдавию и Валахию. В войне участвовали многочисленные добровольцы из всех стран Западной Европы. Венеция помогала финансами. Однако для победоносной войны с турками оказалось недостаточно сил коалиции, внутри которой к тому же возникли серьезные разногласия.

В 1604 г, в Венгрии началось открытое антигабсбургское выступление под предводительством Иштвана Бочка и, грозившее отложением Венгрии. Рудольф II был вынужден принять условия сословий (Венский мир 1606 г.), одним из которых было заключение мира с Портой. Житваторокский мир 1606 г. подытожил Пятнадцатилетнюю войну, обозначив новый межвоенный период в отношениях между Османской империей и Европой, продолжавшийся более полувека, Европа переживала новую внутреннюю войну — Тридцатилетнюю — и турецкая проблема надолго отодвинулась на задний план.

Источник