Меню

Тема 6 Классический неклассический и постнеклассический этапы развития науки

Классический, неклассический и постнеклассический этапы в

В своем развитии наука проходит три основных этапа : классический, неклассический, постнеклассический. На каждом из этих этапов разрабатываются соответствующие идеалы, нормы и методы научного исследования, формируются определенный стиль мышления, своеобразный понятийный аппарат и т. п. Основанием данной периодизации является соотношение объекта и субъекта познания.

Под классической наукой обычно понимают определенный этап в ее функционировании и развитии (17-19 в.в.), для которого характерно господство объектного и жестко детерминистического стиля исследования. Этот период обычно связывают с именами Г. Галилея, И. Ньютона, Г. Лейбница, Р. Декарта и других выдающихся ученых и мыслителей. Их усилиями была разработана механистическая картина мира, в основе которой лежала системно обоснованная И. Ньютоном классическая механика как исторически первая научная теория.

Механистическая картина мира основывалась на принципиальном исключении субъекта познания из совокупной системы знания. В результате изучаемые явления природы рассматривались как не связанные между собой, неизменные и неразвивающиеся объекты, перемещающиеся в пространстве под воздействием механических тел.

Для данного периода было характерно:

– господство эмпирического познания над теоретическим;

– убежденность в универсальности используемых познавательных методов.

Мировоззренческим основанием такой убежденности оказалось представление о мире как об огромном механизме (такое восприятие мира было обусловлено появлением в Европе первых фабрик и заводов).

Неклассическая наука (конец 19-первая половина 20 в.в.). Содержанием этого периода явилось создание и развитие так называемой электродинамической картины мира, в которой вместо взаимодействия различных тел, основанного на законах механики, основным объектом описания стали электромагнитные поля и заряженные частицы. Новая картина мира обусловила такие особенности мышления ученых, как:

– сомнение в возможности построить исчерпывающе полную картину реальности;

– осознание определенной зависимости производимых знаний от особенности человеческого восприятия действительности;

– возросший интерес к теоретическим формам познавательной деятельности;

– усиление дисциплинарной организации науки и оформление соответствующих «локальных» методов исследования.

Постнеклассическая наука (вторая половина 20 в. – начало 21 в.). В этот период происходит революция в самом характере научной деятельности, связанная с радикальными изменениями в средствах и методах получения, хранения, трансляции и оценки научных знаний.

Специфика этого периода обусловлена тем, что теперь Вселенная рассматривается естествоиспытателями как сложная квантово-полевая структура, описание которой возможно лишь как взаимное приспособление фрагментов знаний, полученных в рамках отдельных дисциплин. Это и определяет следующие черты познавательной деятельности:

– отказ от идеи универсальной однородной модели мира (вместо целостной «картины» ученые сегодня говорят о «мозаичном объекте»);

– усиление интереса к роли личности исследователя в процессах конструирования представлений о мире;

– убеждение в фундаментальности теоретических форм исследования и их влияние на интерпретацию эмпирических данных;

– переход от чисто дисциплинарного познания к проблемно ориентированному.

Основные черты нового (постнеклассического) образа науки выражаются синергетикой, изучающей общие принципы процессов самоорганизации, протекающих в системах самой различной природы (физических, биологических, социальных и т.д.).

Предметное поле современной постнеклассической науки весьма широко, поскольку она простирает свои познавательные усилия практически на все сферы реальности, включая природу, социокультурные системы и сферу духовно-психических феноменов. Это явления космической эволюции; проблемы взаимодействия человека и биосферы; развитие современных высоких технологий; идеи коэволюции и глобального эволюционизма и многое другое.

Объектами современных междисциплинарных исследований все чаще становятся уникальные природные и социальные комплексы, в структуру которых входит и сам человек. Примерами таких «человекоразмерных» систем могут служить экосистемы, включая биосферу в целом, медико-биологические и биотехнологические объекты, системы искусственного интеллекта и т. д.

Между этими тремя этапами развития науки существует преемственность – каждая из предыдущих стадий входит в преобразованном, модернизированном виде в последующую.

Лекция 3. СТРУКТУРА И ДИНАМИКА НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ

3.1 Эмпирический и теоретический уровни научного познания, их единство и различие.

Источник

Тема 6. Классический, неклассический и постнеклассический этапы развития науки

Наука проходит в своем развитии три этапа: классический, неклассический и постнеклассический (современный).

Классическая наука(XVII–XIХ вв.), исследуя объекты, стремилась при их описании устранить по возможности все, что относится к субъекту, средствам, приемам и операциям его деятельности. Здесь господствовал объективный стиль мышления, стремление познать предмет сам по себе, безотносительно к условиям его изучения субъектом.

Неклассическая наука(1-я пол. ХХ века) отвергает объективизм классической науки, отбрасывает представление реальности как чего-то независящего от средств ее познания, от субъективного фактора.

Постнеклассическая наука(2-я пол. ХХ – начало ХХIвека) учитывает соотнесенность характера получаемых знаний об объекте не только с особенностями средств и операций деятельности познающего субъекта, но и с ее ценностно-целевыми структурами.

Каждая из стадий имеет свою парадигму (совокупность теоретико-методологических и иных установок). Классическая стадия имела своей парадигмой механику, ей соответствует образ мироздания как часового механизма. С неклассической наукой связана парадигма относительности, дискретности, квантования, вероятности, дополнительности. Постнеклассической стадии соответствует парадигма становления и самоорганизации. Ее черты выражаются синергетикой, изучающей общие принципы процессов самоорганизации, протекающих в процессах самой разной природы (физических, биологических, технических, социальных и др.).

Главные характеристики современной, постнеклассической науки:

1. Широкое распространение идей и методов синергетики – теории самоорганизации и развития сложных систем любой природы.

Синергетика показала, что современная наука имеет дело с очень сложноорганизованными системами разных уровней организации, связь между которыми осуществляется через хаос. Каждая такая система предстает как «эволюционное целое». Хакен попытался определить что общего можно обнаружить при исследовании систем самого разного рода, как природных, так и социальных. Он нашел, что общее – это спонтанное образование структур («strukturbilding»), качественные изменения на макроскопическом уровне, эмерджентное возникновение новых качеств, процессы самоорганизации в открытых системах. Отличие синергетического взгляда от традиционного состоит в переходе от исследования простых систем к сложным, от закрытых к открытым, от линейности к нелинейности, от рассмотрения равновесия процессов вблизи к делокализации и нестабильности, к изучению того, что происходит вдали от равновесия.

2. Укрепление парадигмы целостности, т.е. осознание необходимости глобального всестороннего взгляда на мир.

Парадигма целостности проявляется:

а) В целостности общества, биосферы, ноосферы, мироздания и т.п. В частности: человек находится не вне изучаемого объекта, а внутри его; он всегда лишь часть, познающая целое.

б) Естественные науки объединяются и усиливается сближение естественных и гуманитарных наук, а также науки и искусства. Раньше естественные науки стремились понять «природу саму по себе», безотносительно к субъекту деятельности; гуманитарные – не столько объяснять, сколько понимать, связывая предмет с системами ценностей. Сейчас идеи и принципы естествознания все шире внедряются в гуманитарные науки, а исследование наукой саморазвивающихся «человекоразмерных» систем стирает границы между методологией естествознания и гуманитарного знания. Наблюдается тенденция к конвергенции научно-технической и гуманитарно-художественной культур.

в) Выход наук за пределы, поставленные классической культурой Запада. Ученые все чаще обращаются к традициям и методам восточного мышления.

3. Укрепление и все более широкое применение принципа коэволюции, т.е. сопряженного, взаимообусловленного изменения систем или частей внутри целого.

Данное понятие охватывает как материальные, так и духовные системы, т.е. является универсальным. Если самоорганизация имеет дело со структурами, состояниями системы, то коэволюция – с отношениями между развивающимися системами, которые сопряжены, взаимоадаптированы. Полярные уровни коэволюции – молекулярно-генетический и биосферный. Коэволюция совершается в единстве природных и социальных процессов, поэтому необходим синтез знаний науки, искусства, религии, философии и т.п.

4. Изменение характера объекта исследования и усиление роли междисциплинарных комплексных подходов в его изучении.

Объектом классической науки были простые системы, объектом неклассической науки были сложные системы, то постнеклассической – исторически развивающиеся системы, которые с течением времени формируют все новые уровни своей организации. Признаки самоорганизующихся систем: открытость — для вещества, энергии, информации; нелинейность – множество эволюции системы и возможность выбора из данных альтернатив; когерентность (сцепление, связь) – согласованное протекание во времени процессов в данной системе; хаотический характер переходных состояний в них; непредсказуемость их поведения; способность активно взаимодействовать со средой, изменять ее в направлении, обеспечивающем наиболее успешное функционирование системы; гибкость структуры; способность учитывать прошлый опыт. Объектом современной науки становятся «человекоразмерные» системы: медико-биологические объекты, объекты экологии, объекты биотехнологии (генетическая инженерия), системы «человек-машина» и т.п. Для их изучения возникают комплексные научные программы, смешивающие области знания, различные методы и нормы познания.

5. Еще более широкое применение философии и ее методов во всех науках.

Это вновь ставит вопросы о сущности философии, ее месте в современной культуре, ее функциях, источниках, о ее возможностях и перспективах и т.п.

6. Методологический плюрализм, осознание ограниченности, односторонности любой методологии – в том числе рационалистической.

Кроме логики, диалектики и эпистемологии нужны интуиция, фантазия, воображение и другие подобные средства постижения действительности. Черта современного естествознания – поиски красоты, единства и симметрии законов природы.

7. Постепенное и неуклонное ослабление требований к жестким нормативам научного дискурса и усиление роли внерационального компонента, но не за счет принижения или игнорирования роли разума.

Авторитет позитивной и беспристрастной науки все более подрывается, размывается демаркация «наука-ненаука». Все чаще в строгих естественнонаучных концепциях применяются «туманные» общефилософские соображения, интуитивные подходы и другие «человеческие компоненты».

8. Соединение объективного мира и мира человека, преодоление разрыва объекта и субъекта.

Наука теперь изучает не природу как таковую, а взаимоотношения человека с природой. Например, в атомной физике полное отделение наблюдаемого феномена от наблюдателя невозможно. Научное исследование – не монолог, а диалог с природой: активное вопрошание природы есть неотъемлемая часть ее внутренней активности. В результате рушится идеал ценностно-нейтрального исследователя, ведь объяснение и описание «человекоразмерных» объектов предполагает привлечение аксиологических факторов. Развитие как естествознания, так и обществознания в начале ХХIв. показывает, что независимого наблюдателя, способного только пассивно наблюдать и не вмешиваться в естественный ход событий, просто не существует. Это привносит в научное знание новый гуманистический смысл.

9. Внедрение времени во все науки, все более широкое распространение идеи развития, историзация науки.

Понятие «история» применяется ко все более широкому кругу природных объектов и вводится даже в квантово-механическую интерпретацию, где его раньше не было. Историзм определяется тремя минимальными условиями: необратимость, вероятность, возможность появления новых связей. Например, появилась эволюционная химия, предметом которой является химическая эволюция. Только принципом историзма можно объяснить самопроизвольное (без вмешательства человека) восхождение от низших химических материальных систем к высшим («лаборатории живого организма»). Развитие науки имеет тенденцию к превращению в науку о развитии.

10. Усиливающаяся математизация научных теорий и увеличивающийся уровень их абстрактности и сложности.

Важнейшим инструментом научно-технического прогресса становится математическое моделирование. Существует, например, угроза превращения теоретической физики в математическую теорию. Исходный объект заменяется математической моделью и в дальнейшем происходит ее изучение на ЭВМ. При этом ясно, что эффективность математизации зависит от двух основных обстоятельств: от специфики данной науки и от совершенства самого математического аппарата. Последний недопустимо как недооценивать, так и абсолютизировать.

11. Стремление построить общенаучную картину мира на основе принципов универсального эволюционизма, объединяющих в единое целое идеи системного и эволюционного подходов.

Представления об универсальности процессов эволюции во Вселенной реализуется в современной науке в концепции глобального эволюционизма. Последний экстраполирует эволюционные идеи из биологии, геологии и др. наук на все сферы действительности, на рассмотрение неживой, живой и социальной действительности. Главное значение для утверждения принципа универсального эволюционизма сыграли три концепции в науке ХХ в.: теория нестационарной Вселенной, синергетика и теория биологической эволюции.

12. Формирование нового – «организмического» понимания природы.

Природа – не конгломерат изолированных объектов и не механическая система, но живой организм, изменения которого могут происходить в определенных границах. Нарушение этих границ приводит к изменению системы, к ее переходу в качественно иное состояние, которое может вызвать необратимое разрушение целостности системы. Отсюда необходимость биоэтики, включающей взаимоотношения между людьми и между человеком и природой.

13. Понимание мира не только как саморазвивающейся целостности, но и как нестабильного, неустойчивого, неравновесного, хаосогенного, неопределенностного.Хотя это не исключает и наличие в универсуме и противоположных характеристик.

Без неустойчивости не было бы развития. Поэтому при исследовании мира надо «схватить» оба его аспекта: стабильность и нестабильность. Это два противоположных по смыслу и дополняющих друг друга режима развития процессов. Неустойчивость может выступать условием стабильного и динамического саморазвития, которое происходит за счет уничтожения нежизнеспособных форм.

Читайте также:  Окружающий мир в начальной школе

Источник



Особенности классической, постнеклассической и неклассической науки

  • Классическая, неклассическая и постнеклассическая наука
    • Классическая наука
    • Неклассическая наука
    • Постнеклассическая наука
  • Особенности, чем различаются между собой
  • Исторические периоды существования

Классическая, неклассическая и постнеклассическая наука

Наука — это конкретно-историческая область человеческой деятельности, которая постоянно находится в движении и развитии путем смены качественно новых этапов.

Наука как целостный феномен возникает в Новое время вследствие отпочкования от философии и проходит в своем развитии три основных этапа: классический, неклассический, постнеклассический (современный). Каждый из них отличается уникальным образом мышления, инструментальной базой, понятийным аппаратом, особенностями процесса познания.

Классическая наука

Этап классической науки затрагивает период XVII-XIX вв., где основой познания представлялось экспериментально–теоретическое исследование, поэтому этап также называется аналитическим, связанным с точным естествознанием.

Осторожно! Если преподаватель обнаружит плагиат в работе, не избежать крупных проблем (вплоть до отчисления). Если нет возможности написать самому, закажите тут.

Особенности классического периода науки:

  1. Преобладание механицизма (метода познания и миропонимания, который рассматривает мир как механизм и сводит сложные явления к механике, физическим причинам) и детерминизма (учения о взаимосвязи и взаимной определенности всех явлений и процессов, приверженности доктрине о всеобщей причинности). Представителем мировоззрения классической науки был Пьер-Симон Лаплас, внесший вклад в небесную механику, физику и математику. В честь него было названо направление детерминизма («детерминизм Лапласа»).
  2. Абсолютизация методов естествознания; изучение материальных объектов и формализация знаний на основе математического языка.
  3. Представление о мире как статичной, равной самой себе материи, которая не находится в постоянном движении и развитии. Следовательно, во взглядах ученых преобладали установки о статичности (отсутствии динамики), элементаризме (приоритете единичного, частного перед целым), антиэволюционизме (отрицании научного эволюционизма).
  4. Преобладание метафизического мышления, базирующегося на понятиях отрицания развития в принципе и отсутствия всеобщих связей между теми или иными явлениями. Явления материального мира рассматривались в отрыве от связанных с ними обстоятельств и контекста происходящего.
  5. Вытеснение религии из приоритетных и авторитетных направлений познания. Место религиозных воззрений занял рационализм, согласно которому основой познания и действия людей является разум.

Неклассическая наука

Неклассический этап развития науки — период в конце XIX-середине XX века, который стал логическим продолжением классического течения, претерпевающего кризис рационального мышления.

Особенности неклассического периода:

  1. В науке распространяется теория эволюции (основоположником которой стал Чарльз Дарвин), изучающая постепенное длительное развитие органического мира, сопровождающееся его изменением и появлением новых форм организмов.
  2. Развивается электродинамика (изучающая основные переменные электромагнитного поля, и их взаимодействие), теория относительности (описывающая универсальные пространственно-временные свойства физических процессов) и ядерная физика (изучающая структуру и свойства атомных ядер, а также их столкновения — ядерные реакции).
  3. Активное развитие процесса интеграции наук, которая особенно характерна для XX века. Появление новых научных дисциплин на стыках наук обусловлено ограниченностью в пределах одной дисциплины, что требовало расширения и привлечения других областей. Это обусловлено природным единством, не предполагающим абсолютно резкое деление на разные науки.
  4. Представление о мире как статичном явлении начинает устаревать. Его место занимает представление о динамично развивающейся материи.
  5. Объединение противоположных классических понятий и категорий. Например, если раньше понятия непрерывности и дискретности были взаимоисключающими, то в неклассический период, как и в современной науке, непрерывность и дискретность — это две стороны процесса развития. Непрерывное является дискретным, а дискретное — непрерывным. Это относилось, в частности, к физическому полю или к микрочастице, что привело к корпускулярно-волновому дуализму (материальные микроскопические объекты могут при одних условиях проявлять свойства классических волн, а при других — свойства классических частиц).
  6. Во второй половине XIX века материя перестала сводиться исключительно к механистическому перемещению веществ. Формой существования материального мира стало электромагнитное поле, основателем теории о котором был британский физик Джеймс Клерк Максвелл.

Постнеклассическая наука

Постнеклассическая наука сформировалась к 70-м гг. XX века. Этому способствовали революция в хранении и получении знаний (компьютеризация науки), невозможность решить ряд научных задач без комплексного использования знаний различных научных дисциплин и без учета места и роли человека в исследуемых системах.

Признаки данного периода:

  1. Происходит активная компьютеризация науки и сращивание ее с промышленным производством, что повлияло на характер исследовательской деятельности.
  2. Началась революция в наборе средств получения знаний и их хранения.
  3. Стали развиваться генные технологии, основанные на методах молекулярной биологии и генетики, что заложило начало конструированию новых генов и изменению ДНК.
  4. Эволюционные идеи в области химии привели к созданию усложненной сферы исследований — эволюционной химии.
  5. В обществе возникла острая необходимость в изучении явлений в экономической, социально-политической, научно-технической сфере с целью совершенствованияусловий жизни, зависящих от стремительного технического прогресса.
  6. В связи с усложнением и углублением исследовательской деятельности, основными методами познания становятся синтетические, которые позволяют учитывать специфические особенности сложных саморазвивающихся систем, включающие многочисленные нелинейные обратные связи между подсистемами.
  7. Начинает преобладать парадигма целостности, согласно которой общество, биосфера, ноосфера, мироздание и т.д. являются единой целостностью. Она проявляется в том, что человек находится не вне изучаемого объекта, а внутри его.
  8. Реальность основывается на двух главных и взаимодополняющих подходах — системном и историческом: реальность как процесс и реальность как сеть взаимосвязей, в которую включен человек.

Особенности, чем различаются между собой

Каждому этапу развития науки присущи определенные виды парадигм — совокупности теоретико-методологических и иных установок, своя картина мира и первостепенные фундаментальные идеи.

В классическом периоде парадигма основывалась на механике, корпускулярной концепции, согласно которой материя имеет дискретную (прерывистую) структуру и состоит из отдельных, предельно малых частиц. А также на классическом (лапласовском) детерминизме.

Механистический детерминизм выражает идею абсолютного детерминизма — уверенности в том, что все происходящее имеет причину в человеческом понятии и есть непознанная разумом необходимость.

Неклассической науке, отдаляющейся от метафизического представления о мире, свойственны следующие парадигмы:

  • относительность;
  • дискретность;
  • квантование;
  • вероятность;
  • дополнительность.

Постнеклассический этап обратился в сферу парадигм становления и самоорганизации. Особое внимание уделяется историческому контексту, системности (целостности) и развитию как важнейшей характеристике бытия. Классическая наука, как и неклассическая, изучала непрерывно протекающие процессы и не акцентировала внимание на качественно новых переходах состояния материи.

Постнеклассический период в первую очередь поднимает вопрос перехода научных сфер на высокоорганизованные уровни. В связи с этим произошел переворот от науки «существующего» к науке «возникающего», от «бытия» к «становлению».

Однако различия периодов развития науки не предполагают, что каждый последующий этап отрицает предыдущий. Постнеклассический этап смог зародиться благодаря преобразованию и модернизации свойств научной классики и неклассического мировоззрения.

Преемственность научных этапов позволяет проследить постоянное совершенствование устаревших представлений о мире и переход каждого периода на качественно новый этап развития.

Исторические периоды существования

Классическая наука зародилась в XVII–XIX вв., в эпоху Нового времени, когда происходили буржуазные революции и началось становление капиталистического способа производства. В этот период единое знание начинает дифференцироваться на сферы философии и науки.

Переход к новому способу производства требовал большого количества ресурсов и машин, что также стало стимулом для радикального изменения структуры науки, в которой начинают формироваться новые подсистемы и отрасли — астрономия, механика, физика, химия.

В начале XX века сформировалась неклассическая наука. Для этого исторического периода характерны открытия в области физики. Объекты научного изучения неклассического этапа стали рассматриваться как сложные системы, некоторые из которых можно изучить только с помощью макроинструментов (проявление принципа дополнительности).

Реальность начинает рассматривать как нечто, зависящее от познавательных инструментов, в отличие от классической науки, которая не придавала роли и значения субъекту познания.

Для мировоззрения неклассического исторического периода характерны смена парадигм, возникновение сомнений относительно рациональности в процессе познания и силы разума человека.

Постнеклассический период возник в 70-80-е гг. XX века. Для современного естественнонаучного познания характерно установление нового взаимоотношения человека и природы, которая перестает рассматриваться как «мертвый механизм». Это связано с осознанием экологических глобальных проблем человечества.

В то же время активно развивается потребительская идеология, что стало одним из факторов гуманизации постнеклассической науки. Ученые становятся более ответственными за свои разработки. Большое внимание уделяется регулированию в области экспертиз, исследований для предотвращения нанесения вреда человеческому здоровью.

Научные исследования фундаментального характера начинают отставать от прогресса в исследованиях, привлекательных для инвестиций. Эта тенденция характерна для периода коммерциализации науки в эпоху развитого капитализма.

Источник

Классическая, неклассическая и постнеклассическая наука

В этом параграфе мы подытожим то, что было ска­зано в предыдущих главах о классической, некласси­ческой и постнеклассической науке, а также добавим некоторые другие значимые признаки к характери­стике этих этапов в развитии научного знания. Обоб­щенная характеристика классической, неклассиче­ской и постнеклассической науки позволит рефлексировать современное состояние психологии.

На каждом из этапов развития наука имеет неко­торые основания, характерные именно для данного этапа. В качестве важнейших компонентов, образую­щих основания науки, В.С. Степин (2000) называет:

1) научную картину мира;

2) идеалы и нормы научного познания;

3) философские основания науки.

Рассмотрим эти три составляющих в классиче­ской, неклассической и постнеклассической науке.

Картина мира в классической науке характеризуется, прежде всего, детерминистическими представле­ниями о причинно-следственных связях. Как пока­зывают исследования методологов науки, один из источников детерминистической картины мира в классической науке — идея Бога. Например, В. В. Зуев и С. С. Розова (2000) применительно к истории таксо­номии в биологии утверждают, что «естественная нау­ка на первых этапах своего развития в вопросе о спо­собе бытия таксона исходила из божественного про­исхождения окружающего мира, в соответствии, с чем объекты науки рассматривались как предзаданные научному познанию актом божественного творения. В XVII—XVIIIстолетиях это мировоззрение оформи­лось как натуралистический подход, в рамках кото­рого на первое место выдвинулся естественный, а не божественный источник жизни природы, а пред­метом исследования, согласно представлениям уче­ных-натуралистов, выступила природа, изначально состоящая из объектов» (С. 71). По словам В. С. Степина, первой в истории науки парадигмальной (в куновском смысле слова) теорией, где изучаемая реаль­ность получила объяснение с помощью научных за­конов, была ньютоновская механика. Она в сочетании с предшествующей ей философией Декар­та стала основой для научной картины мира. Именно поэтому классическую научную картину мира назы­вают еще ньютоно — картезианской парадигмой. Для научной картины мира в классической науке ха­рактерен также атомизм, т. е. философско-мировоззренческое положение о том, что целое равно про­стой сумме его частей. Пространственная среда в классической научной картине мира — трехмерное евклидово пространство, однородное по своим свой­ствам в любой своей точке.

В связи с упомянутой нами заменой в науке идеи Бога идеей законосообразности природы вспомним одно обстоятельство, которое выглядит не случай­ным. Многие ученые, которые спустя годы воспри­нимаются нами как создатели материалистического естествознания, были на самом деле глубоко религи­озными людьми. Достаточно привести примеры Исаа­ка Ньютона, Чарльза Дарвина, Ивана Петровича Пав­лова.

Для классической психологии характерны детер­министические представления о психике. Детерми­низм характерен для ассоцианизма, психоанализа, бихевиоризма. Атомистические представления о строении психики заметны в ассоцианизме и психо­логии поведения. Те же тенденции прослеживались в некоторых направлениях отечественной психологии первых десятилетий XX в., например, в рефлексоло­гии В. М. Бехтерева.

Идеалы научного познания, характерные для классической науки, были заложены в философии Декарта, развиты в позитивизме и сформулированы в окончательном виде в неопозитивизме, в частности, в виде критерия верифицируемости. Эталоном научно­сти в классическом естествознании, как известно, стала ньютоновская механика. Для классической психоло­гии идеалом научности поначалу стала физиология (ср.: «физиологическая психология» В. Вундта). Классиче­ские идеалы научности широко распространились и в только зарождавшейся в то время дифференциальной психологии прежде всего, благодаря Ф. Гальтону.

Позднее этот идеал утвердился и в других областях науки, например в психодиагностике интеллекта. Так, в классической тестологии, сформировавшейся за рубе­жом к концу 30-х гг., естественнонаучный идеал поис­тине торжествовал: имели место статистический подход к тестовым нормам, огромные выборки стан­дартизации, строгий контроль условий тестирования в сочетании с допущением о врожденности интеллек­та и его неизменности на протяжении жизни. Этот идеал научности, наряду с исходными допущениями, был пересмотрен в психодиагностике только к концу 60-х гг. В некоторых отраслях психологии представ­ления о научности стали меняться на неклассические еще раньше. Одной из заслуг Л. С. Выготского явля­ется то, что в отечественной психологии именно он начал работу по замене идеалов научного познания. Философской основой всей классической нау­ки, как уже было отмечено, стал дуализм Декарта. Мы не будем повторять то, что изложено ранее от­носительно философского базиса классической нау­ки. Этот базис стал основой и для классической пси­хологии. В результате в психологическом познании субъект и объект оказались как бы оторванными друг от друга, источником эмпирических данных станови­лись либо субъективный опыт, либо результаты на­блюдения, которые рассматривались как объектив­ные данные. Рефлексия научного познания при этом не была направлена на познавательные средства уче­ного, в том числе на исходные философские принци­пы. В связи с этим снова необходимо упомянуть Л. С. Выготского. В работе «Исторический смысл психологического кризиса» (1982. Т. 2) он начинает методологическое исследование ситуации в науке с глубокого анализа философских концепций, кото­рые психологи берут за основу. И, как уже было отме­чено, культурно-историческая теория по своим фи­лософским основам — неклассическая психология

Читайте также:  Статья по информатике на тему Электронные таблицы

Данный этап в развитии науки имеет существен­нейшие отличия от предыдущего по всем трем осно­ваниям. Прежде всего, картина мира лишается представлений о механическом характере детерминации. На смену лапласовскому детерминизму приходит представление о вероятностном характере причин­но-следственных связей. Важнейшее отличие не­классической картины мира от классической — ее ре­лятивистический характер. В неклассической карти­не мира пространственная среда неоднородна по своим свойствам. Законы имеют относительный ха­рактер и могут рассматриваться лишь как частный случай по отношению к более общей системе законов (яркий пример — соотношение классической, или ньютоновской, и квантовой механик как частное — общее). Наконец, для неклассической научной кар­тины мира характерны холистические представления об объектах научного исследования, т. е. представле­ния о том, что целое не равно простой арифметиче­ской сумме его частей. Широко распространившиеся в науке 50—70-х гг. идеи общей теории систем и ки­бернетики изменили научную картину неклассиче­ской психологии.

Неклассическая наука имеет иной идеал научно­сти. Он во многом задан принципом дополнительно­сти, который мы уже упоминали много раз. Научным признается результат, не имеющий опоры на непо­средственные данные органов чувств. В. С. Степин не без иронии отмечает, что ученый Нового времени вряд ли удовлетворился бы ссылками на показания приборов. В неклассической науке признаются также научными результаты, вообще не имеющие прямой эмпирической основы, в том числе и результаты мыс­ленных экспериментов. Как уже было сказано, для неклассической науки характерно, что теоретическая модель изучаемой реальности конструируется априо­ри, а затем ученые находят ей эмпирическое подтвер­ждение.

Эти особенности характерны для неклассическо­го идеала научности в психологии. Как было отмече­но, неклассическая психология включает в познавательную ситуацию и исследователя и испытуемого. Неклассическая психология признает дополни­тельность различных видов описания психических явлений, например структурных и функциональ­ных. Неклассическая психология признает научны­ми выводы, полученные при наблюдении единично­го случая. Модели, созданные априори, также харак­терны для неклассической психологии — вспомним трехмерную модель интеллекта Дж. Гилфорда (1954). Неклассический идеал научности формировался в рамках различных психологических школ; и снова необходимо назвать имена Л. С. Выготского, Ж. Пиа­же, К. Левина.

Философские основания неклассической науки также существенно отличаются от своих предшест­венников. Прежде всего, как уже было отмечено, неклассическая наука отказывается от допущения Абсолютного наблюдателя. В. С. Степин показы­вает, что в трудах А. Эйнштейна, М. Борна, В. Гейзенберга и особенно Н. Бора отчетливо выражено понимание зависимости наших представлений о физическом мире от положения познающего субъ­екта во Вселенной и от специфики его познавате­льных средств, благодаря которым он выделяет в природе те или иные ее объекты и связи. В соответ­ствии с этим методологическая рефлексия, в том числе и в психологии, направлена на анализ по­знавательных средств ученого и изучение того, как они задают видение им изучаемых объектов. Этой проблеме были посвящены, например, работы Г. П. Щедровицкого, написанные им в то время, когда он работал в области детской и педагогиче­ской психологии. Неклассическая психология, как показано в исследованиях В. П. Зинченко, ставит по-иному некоторые философские проблемы — о соотношении внешнего и внутреннего, мате­риального и идеального, субъекта и объекта. Таким бразом, философские основы неклассической пси­хологии поднялись над дуализмом Декарта.

Постнеклассическая наука отличается от неклас­сической менее существенно, чем неклассическая от классической. Тем не менее можно отметить различия по всем трем основаниям. Прежде всего, в постнеклассической науке произошел полный отказ от тради­ционных детерминистических представлений о миро­устройстве, что особенно заметно по общенаучно — ме­тодологическим концепциям последней четверти XX в. Изменились представления о соотношении между хаотичностью и законосообразностью (яркий пример — концепция И. Пригожина). Как уже было отмечено, эти представления начинают входить и в на­учную картину современной психологии.

Довольно заметно изменились представления о научности. Тенденции, отмеченные П. Фейерабендом еще в 60-х гг., стали широко распространенны­ми. Принцип «допустимо все» реализуется в по­строении теоретического знания, когда современ­ные представления физики сопоставляются с идеями миропорядка, сформулированными в древ­ней философии, и подчеркивается преемствен­ность идей. Работа Ф. Капры «Дао физики» (1994) в этом смысле не уникальна, но она — очень харак­терное явление именно постнеклассической науки. В другой, не менее известной своей работе «Уроки мудрости: Встречи с интересными людьми» (1996), где собеседниками автора становятся физики В. Гейзенберг и Дж. Чу, психолог С. Гроф и лидер «антипсихиатрии» Р. Лэйнг, экономист X. Хендерсон и специалист по новой медицине К. Саймонтон, Ф. Капра делает вывод о таких чертах новой пара­дигмы (в принятых нами терминах — постнеклас­сической науки), как целостность, системность, новое обоснование своего предмета, новое понима­ние научного закона, предмета и объекта науки. В. В. Майков рассматривает трансперсональную психологию как характерное для современной (постнеклассической) науки явление. В ней сформулирован трансперсональный взгляд на предшествующие под­ходы в психологии и показано, что между ними «нет непреодолимой пропасти: они, по сути, являются ступенями магистрального развития психологии» (Май­ков, 1997. С. 37). В постнеклассической науке прео­долено негативистическое отношение к научным до­стижениям прошлого. Практическая психология ассимилирует достижения духовных практик, создан­ных в разное время и в разных точках земного шара. Эта тенденция в развитии практической психологии начинается с К. Г. Юнга и Р. Ассаджиоли, который впервые построил свою психотерапию, используя практику восточной медитации. В современной пси­хологии, по словам В. В. Майкова, в новых антологиях по гуманистической и трансперсональной психоло­гии мы встречаем имена Я. Беме, Э. Сведенборга, М. Экхарта, отцов церкви, исихастов православной традиции.

Философские основания в постнеклассической науке претерпели изменения. В их число все чаще включают философские идеи, высказанные мысли­телями прошлого. Для отечественной постнекласси­ческой науки характерно то, что ученые активно осваивают философские идеи, высказанные писа­телями, поэтами, художниками, т. е. людьми, кото­рые не были профессиональными философами. По мнению П. С. Гуревича (1999), для российской философии как ни для какой другой характерно, что философско-антропологические идеи формулирова­ли поэты и писатели, причем в виде метафор и худо­жественных образов. В. П. Зинченко (1994а) предло­жил термин «поэтическая антропология», чтобы обозначить им философские идеи о сущности человека, о его развитии и др., созданные поэтами. В. П. Зин-ченко проделал огромную по объему, тщательную ра­боту по изучению поэтической антропологии О. Мандельштама и многих других русских поэтов.

В этих изменениях философских основ науки имеется одна опасность, а именно широкое проник­новение философии постмодернизма в психологию с характерной для постмодернизма подменой истин­ных ценностей ложными. В. П. Зинченко (2002) пря­мо указывает на эту опасность в связи ссовременной ситуацией в образовании. Рефлексия исходных фило­софских принципов, которые закладываются в основу той или иной теории, необходима не только как сред­ство создания логически выстроенной, осмысленной философско-методологической основы науки, но и для преодоления отмеченной негативной тенденции.

Таким образом, мы видим, что в психологии, как и в науке вообще, происходят изменения, соответствую­щие переходам от одной исторической стадии развития к другой. Естественно, что на современной стадии раз­вития психологии в ней можно найти явления, соответ­ствующие не только постнеклассической, но и преды­дущим стадиям развития науки. Конечно, в развитии науки в принципе невозможен единовременный пере­ход от одной стадии к другой и характеристика трех ста­дий является абстракцией, теоретическим обобщени­ем. Тем не менее можно убедиться, что психология как наука развивается в соответствии с теми же закономер­ностями, что и современная наука в целом.

Источник

Развитие науки: классика, неклассика, постнеклассика

Автор: А.А. Власов

Источник: Реферат по дисциплине «Философия науки и техники».

Введение

Наука, как своеобразная форма познания – специфический тип духовного производства и социальный институт, возникла в Европе, в Новое время, в XVI–XVII вв., в эпоху становления капиталистического способа производства и дифференциации (разделения) единого ранее знания на философию и науку. Она (сначала в форме естествознания) начинает развиваться относительно самостоятельно.

Наука не стоит на месте, познаются новые и новые объекты, уточняются старые знания, корректируются законы и теории. Благодаря этому происходят количественные изменения знаний, то есть постепенное накопление новых фактов, результатов наблюдений, экспериментальных данных в рамках существующих концепций. На этапах количественных изменений знаний наблюдается их преемственность. При этом каждая последующая ступень развития науки формируется на основе сведений, полученных на предшествующих ступенях, сохраняя все наиболее ценное из накопленного наследия. Объективной основой преемственности является то, что в самой изучаемой действительности имеет место поступательное развитие предметов и явлений. Этих ступеней насчитывается три. Рассмотрение их и является целью данной работы. Для выполнения работы были поставлены следующие задачи:

  • рассмотреть развитие классической науки (XVII–XIX вв.);
  • рассмотреть развитие неклассической науки (первая половина XX в.);
  • рассмотреть развитие постнеклассической науки (вторая половина XX – начало XXI в.);

Развитие классической науки

Под классической наукой обычно понимают определенный этап в ее функционировании и развитии, для которого характерно господство объектного и жестко детерминистического стиля исследования, господствовавшего в науке, начиная с ХVII вплоть до конца ХIХ – начала ХХ столетия. Истоки классической новоевропейской науки, как правило, связывают с именами Галилея, Ньютона, Лейбница, Декарта и других выдающихся ученых и мыслителей. Их усилиями была разработана механическая картина мира, в основе которой лежала системно обоснованная Ньютоном классическая механика как исторически первая научная теория.

Механистическая картина мира основывалась на принципиальном исключении субъекта познания и всего того, что связано с субъективно-личностными аспектами познавательной деятельности из совокупной системы знания, форм его философского осмысления и интерпретации. В результате изучаемые явления природы рассматривались как не связанные между собой, неизменные и неразвивающиеся объекты, перемещающиеся в пространстве под воздействием механических сил. На протяжении трех столетий эта картина мира осуществляла экспансию на различные предметные области, расширяя ареал объяснительных возможностей классической парадигмы научного познания. Так, например, известный шведский ученый-натуралист К.Линней (1707–1778) разрабатывает классификацию форм и видов животного мира на основе использования принципов механистической методологии. Его знаменитое сочинение «Система природы», в котором обоснована бинарная классификация видов растений и животных написано под очевидным влиянием классической механики.

К концу XVIII – началу XIX столетия наука начинает активно использоваться в производстве, определяя его бурный прогресс от форм мануфактурной организации к машинной индустрии. Начинают формироваться технические науки, которые впоследствии стали выступать связующим элементом между естественнонаучным знанием и производственными технологиями. Возникает дисциплинарная организация науки, которая является важной вехой в ее развитии на этапе классики. В этот исторический период господства индустриальных форм организации производства и общественной жизни создаются предпосылки и для возникновения социально-гуманитарных наук. С их появлением завершается процесс формирования дисциплинарно организованной науки, и она обретает статус подлинной системы научного знания об основных сферах реальности, включая природу, общество и человеческий дух.

Несмотря на активную и многовекторную дифференциацию знания в течение нескольких веков существования классической науки, она, тем не менее, сохраняла приверженность неким общим методологическим ориентациям и формам рациональности, которые, собственно, и определяли ее мировоззренческий и операциональный статус.

К таким важнейшим особенностям классической науки в целом можно отнести следующие ее методологические интенции.

  1. Финалистская интерпретация истины в ее абсолютном завершенном и не зависящем от условий познания виде. Эта интерпретация была обоснована в классической механике как методологическое требование при описании и объяснении идеализированных теоретических конструктов (материальная точка, сила и др.), призванных заменить в теории реальные природные объекты и их взаимодействие.
  2. Установка на однозначное причинно-следственное описание событий и явлений, исключающее учёт случайных и вероятных факторов, которые оценивались как результат неполноты знания и субъективных привнесений в его содержание.
  3. Элиминация из контекста науки всех субъективно-личностных компонентов познания, а также характерных для него условий и средств осуществления познавательных действий.
Читайте также:  Сравнение магнитного поля Юпитера с Землей и другими планетами

Интерпретация любых предметов научного познания как простых механических систем, подчиняющихся принципам аддитивности, требованиям статичности и неизменности основных своих характеристик.

К концу XIX – началу XX века эти методологические интенции получают широкое признание и формируют классический тип научной рациональности. Считалось, что научная картина мира полностью построена и обоснована, а в перспективе необходимо будет лишь уточнять и конкретизировать отдельные детали этой картины. [1]

Однако история науки распорядилась по-иному. В этот период последовал целый ряд научных открытий, которые никак не вписывались в существующую картину физической реальности.

Неклассическая наука

Подрыву классических представлений в естествознании способствовали некоторые идеи, которые зародились еще в середине XIX века, когда классическая наука находилась в зените славы. Среди этих первых неклассических идей, в первую очередь, следует отметить эволюционную теорию Ч. Дарвина. Как известно, в соответствии с этой теорией биологические процессы в природе протекают сложным, необратимым, зигзагообразным путем, который на индивидуальном уровне совершенно непредсказуем. Явно не вписывались в рамки классического детерминизма и первые попытки Дж. Максвелла и Л. Больцмана применить вероятностно-статистические методы к исследованию тепловых явлений. Г. Лоренц, А. Пуанкаре и Г. Минковский еще в конце XIX века начали развивать идеи релятивизма, подвергая критике устоявшиеся представления об абсолютном характере пространства и времени. Эти и другие революционные с точки зрения классической науки идеи привели в самом начале XX века к кризису естествознания, коренной переоценке ценностей, доставшихся от классического наследия.

Научная революция, ознаменовавшая переход к неклассическому этапу в истории естествознания, в первую очередь, связана с именами двух великих ученых XX века – М. Планком и А. Эйнштейном. Первый ввел в науку представление о квантах электромагнитного поля, но по истине революционный переворот в физической картине мира совершил великий физик-теоретик А. Эйнштейн (1879–1955), создавший специальную (1905) и общую (1916) теорию относительности.

Как мы помним из предыдущего раздела, в механике Ньютона существуют две абсолютные величины – пространство и время. Пространство неизменно и не связано с материей. Время – абсолютно и никак не связано ни с пространством, ни с материей. Эйнштейн отвергает эти положения, считая, что пространство и время органически связаны с материей и между собой. Тем самым задачей теории относительности становится определение законов четырехмерного пространства, где четвертая координата – время. Эйнштейн, приступая к разработке своей теории, принял в качестве исходных два положения: скорость света в вакууме неизменна и одинакова во всех системах, движущихся прямолинейно и равномерно друг относительно друга, и для всех инерциальных систем все законы природы одинаковы, а понятие абсолютной скорости теряет значение, так как нет возможности ее обнаружить.

Кроме того, он построил математическую теорию броуновского движения, разработал квантовую концепцию света, а за открытие фотоэффекта в 1921 г. ему была присуждена Нобелевская премия, дал физическое истолкование геометрии Н. Н. Лобачевского (1792–1856).

Буквально в течение первой четверти века был полностью перестроен весь фундамент естествознания, который в целом остается достаточно прочным и в настоящее время.

Далеко за рамки естествознания вышла сформулированная Н. Бором и ставшая основой в неклассической физике идея дополнительности. В соответствии с этим принципом, получение экспериментальной информации об одних физических величинах, описывающих микрообъект, неизбежно связано с потерей информации о некоторых других величинах, дополнительных к первым. Такими взаимно дополнительными величинами являются, например, координаты и импульсы, кинетическая и потенциальная энергия, напряженность электромагнитного поля и число фотонов и т.п.

Для неклассического естествознания характерно объединение противоположных классических понятий и категорий. Например, в современной науке идеи непрерывности и дискретности уже не являются взаимоисключающими, а могут быть применены к одному и тому же объекту, в частности, к физическому полю или к микрочастице (корпускулярно-волновой дуализм). Другим примером может служить относительность одновременности: события, одновременные в одной системе отсчета, оказываются неодновременными в другой системе отсчета, движущейся относительно первой.

Произошла в неклассической науке и переоценка роли опыта и теоретического мышления в движении к новым результатам. Прежде всего, была зафиксирована и осознана парадоксальность новых решений с точки зрения «здравого смысла». В классической науке такого резкого расхождения науки со здравым смыслом не было. Основным средством движения к новому знанию стало не его построение снизу, отталкиваясь от фактической, эмпирической стороны дела, а сверху. Явное предпочтение методу математической гипотезы, усложнение математической символики все чаще стали выступать средствами создания новых теоретических конструкций, связь которых с опытом оказывается не прямой и не тривиальной.

Как реакция на кризис механистического естествознания и как оппозиция классическому рационализму в конце XIX в. возникает направление, представленное В. Дильтеем, Ф. Ницше, Г. Зиммелем, А. Бергсоном, О. Шпенглером и др., – «философия жизни». Здесь жизнь понимается как первичная реальность, целостный органический процесс, для познания которой неприемлемы методы научного познания, а возможны лишь внерациональные способы – интуиция, понимание, вживание, вчувствование и др.

Представители баденской школы неокантианства В. Виндельбанд (1848–1915) и Г. Риккерт (1863–1936) считали, что «науки о духе» и естественные науки, прежде всего, различаются по методу. Первые (идиографические науки) описывают неповторимые, индивидуальные события, процессы, ситуации; вторые (номотетические), абстрагируясь от несущественного, индивидуального, выявляют общее, регулярное, закономерное в изучаемых явлениях.

Испытавший на себе сильное влияние В. Виндельбанда и Г. Риккерта немецкий социолог, историк, экономист Макс Вебер (1864–1920) не разделяет резко естественные и социальные науки, а подчеркивает их единство и некоторые общие черты. Предметом социального познания для Вебера является «культурно-значимая индивидуальная действительность». Социальные науки стремятся понять ее генетически, конкретно-исторически, не только какова она сегодня, но и почемуона сложилась такой, а не иной. Цель социальных наук – познание жизненных явлений в их культурном значении. Вебер отдает предпочтение причинному объяснению по сравнению с законом. Для него знание законов не цель, а средство исследования, которое облегчает сведение культурных явлений к их конкретным причинам.

Начиная с Вебера намечается тенденция на сближение естественных и гуманитарных наук, что является характерной чертой постнеклассического развития науки. [3]

Обобщая вышеизложенное стоит сказать, что неклассическая наука (первая половина XX в.), исходный пункт которой связан с разработкой релятивистской и квантовой теории, отвергает объективизм классической науки, отбрасывает представление реальности как чего-то не зависящего от средств ее познания, субъективного фактора. Она осмысливает связи между знаниями объекта и характером средств и операций деятельности субъекта. Экспликация этих связей рассматривается в качестве условий объективно-истинного описания и объяснения мира.

Постнеклассическая наука

Переход от классической к неклассической науке был связан с необходимостью формирования нового типа научной рациональности и в этом смысле предполагал совершение глобальной научной революции. Сущность этой революции состояла в том, что в «тело науки» интегрировался субъект познания. Иными словами, если в классической науке исследуемая реальность всегда понималась как объектная реальность, т.е. не зависящая от субъекта, средств и условий его познавательных действий, то в неклассической науке важнейшим условием истинного описания исследуемой реальности становится учёт и экспликация связей между самим объектом и средствами его познания. Таким образом, изменяется сама парадигма научного познания. Предмет знания трактуется уже не как абсолютно объективная реальность в её онтологической данности и независимости от субъекта, а как некоторый её срез, аспект, заданный через призму используемых в познании средств, форм и способов исследования. Объектно-созерцательная парадигма научного познания сменяется деятельностной его парадигмой.

Наконец, начиная с 60-х годов ХХ века, наука переходит в третью стадию своей исторической эволюции, всё более отчётливо приобретая черты новой постнеклассической (современной) науки. В этот период происходит революция в самом характере научной деятельности, связанная с радикальными изменениями в средствах и методах получения, хранения, трансляции и оценки научных знаний.

С точки зрения смены типа научной рациональности постнеклассическая наука кардинально расширяет сферу философско-методологической рефлексии над основными параметрами и структурными компонентами научно-исследовательской деятельности. [5] В отличие от неклассической науки она требует анализа взаимосвязей и опосредований получаемого знания не только с особенностями средств и операций познавательной деятельности субъекта, но и с её ценностно-целевыми структурами, т.е. с социокультурным фоном эпохи как реальной средой существования науки. Неклассическая парадигма познания предполагает использование таких методологических регулятивов, как относительность к средствам наблюдения, вероятностный и статистический характер получаемых научных знаний, дополнительность различных языков описания исследуемых объектов. В отличие от неё постнеклассическая парадигма ориентирует исследователя на анализ феноменов становления, развития и самоорганизации явлений познаваемой реальности. Она предполагает рассмотрение объектов в их исторической перспективе, учитывая синергетические, кооперативные эффекты их сосуществования и взаимодействия. Важнейшей задачей исследователя становится теоретическая реконструкция изучаемого явления в максимально широком контексте его связей и опосредований с целью воссоздать в языке науки его целостный и системный образ.

Даже в первом приближении описать основные параметры предметного поля современной постнеклассической науки не представляется возможным, поскольку она простирает свои познавательные усилия практически на все сферы реальности, включая природу, социокультурные системы и сферу духовно-психических феноменов. Это явления космической эволюции; проблемы взаимодействия человека и биосферы; развитие современных высоких технологий от наноэлектроники до нейрокомпьютеров; новые модели физической реальности на основе принципов квантовой хромодинамики и суперсимметричных взаимодействий; идеи коэволюции и глобального эволюционизма, апплицируемые на все сферы бытия Универсума и многое другое.

Для постнеклассической науки весьма характерна междисциплинарная ориентация и проблемно ориентированный научный поиск. Объектами современных междисциплинарных исследований всё чаще становятся уникальные природные и социальные комплексы, в структуру которых входит и сам человек. Примерами таких «человекоразмерных» систем могут служить экосистемы, включая биосферу в целом, медико-биологические и биотехнологические объекты, системы искусственного и интегрального интеллекта и т.д. Столь впечатляющее вторжение науки в мир человекоразмерных систем создаёт принципиально новую ситуацию, которая выдвигает в повестку дня комплекс сложных мировоззренческих вопросов о смысле и ценности самой науки, о перспективах её прогрессивного развития и взаимодействия с другими формами культуры. В этих условиях вполне правомерно ставить вопрос о реальной цене научных инноваций, о возможных последствиях их внедрения в структуру человеческого общения, материального и духовного производства.

Заключение

Главнейшей функцией науки является выработка и систематизация объективных знаний о действительности. Цель науки всегда была связана с описанием, объяснением и предсказанием процессов и явлений действительности, на основе открываемых ею законов. В развитии науки чередуются нормальные и революционные периоды, так называемые научные революции, которые приводят к изменению ее структуры, принципов познания, категорий, методов и форм организации. На каждом из этапов развития науки разрабатываются соответствующие идеалы, нормы и методы научного исследования, формулируется определенный стиль мышления, своеобразный понятийный аппарат и т.п.:

  1. Классическая наука, исследуя объекты, стремилась при их описании и теоретическом объяснении устранить по возможности все, что относится к субъекту, средствам, приемам и операциям его деятельности. Такое устранение рассматривалось как необходимое условие получения объективно-истинных знаний о мире. Здесь господствует объектный стиль мышления, стремление познать предмет сам по себе, безотносительно к условиям его изучения субъектом.
  2. Неклассическая наука, исходный пункт которой связан с разработкой релятивистской и квантовой теории, отвергает объективизм классической науки, отбрасывает представление реальности как чего-то не зависящего от средств ее познания, субъективного фактора. Она осмысливает связи между знаниями объекта и характером средств и операций деятельности субъекта. Экспликация этих связей рассматривается в качестве условий объективно-истинного описания и объяснения мира.
  3. Существенный признак постнеклассической науки – постоянная включенность субъективной деятельности в «тело знания». Она учитывает соотнесенность характера получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и операций деятельности познающего субъекта, но и с ее ценностно-целевыми структурами.

Источник